Вход  •  Регистрация









По вопросам подключения звоните 6-67-20 7(922)515-56-51 -Мегафон 7(912)461-36-10 -МТС 7(904)833-55-28 -Теле2 7(964)180-28-08 -Билайн
с 08:00 до 22:00
пн - пт

с 10:00 до 22:00
сб - вс


Имя пользователя:

Пароль:



Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Обсуждение игры Ил-2

Модераторы: Elman, AnpeJIb

Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #1 chumichka » 02 авг 2009, 13:24

Давайте ка здесь будет информация про авиацию ВМв и всё что с ней связанно! :D

Добавлено спустя 10 минут 16 секунд:
Первый материал несомненно заслужил Ил-2. :)

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ШТУРМОВИКА ИЛ-2
С.Кузнецов
из книги «Бронированный штурмовик Ил-2» – М.: «Экспринт», 2004 г.



До начала Великой Отечественной войны советские ВВС успели получить 174 Ил-2 воронежской постройки. Из них к 20 июня 1941 года в боевые части ВВС Красной армии было передано 84 штурмовика: 63 – в 4-й ббап (вскоре переименованный в 4-й шап, Харьковского ВО), остальные (21) были распределены по 3-8 самолетов в различные авиаполки четырех приграничных военных округов, растянувшихся от Балтийского до Черного моря. Таким образом, к началу войны советские ВВС имели только один авиаполк, полностью укомплектованный самолетами Ил-2. Остальные штурмовики не представляли из себя реальную боевую силу ввиду своей рассредоточенности, и еще потому, что к началу войны летчики приграничных округов не успели их как следует освоить.

Что касается 4-го штурмового авиаполка, то его летчики на своих Ил-2 вступили в бой уже на пятый день войны. 27 июня 1941 года они нанесли штурмовой удар по колонне немецких войск близ Бобруйска. В следующие дни Ил-2 этого полка наносили бомбоштурмовые удары по скоплениям немецких войск у мостов и переправ через р. Березину. 2 июля 1941 года Ил-2 из 4-го шап уничтожили 9 переправ через Березину. Но за неделю боев под Бобруйском полк понес и значительные потери в людях и технике. Погибли 20 летчиков, а в строю осталось только 19 (из 56 на 27 июня) боеспособных самолетов. Тем не менее, 4 июля все оставшиеся в 4-м шап Ил-2 несколько раз вылетали на штурмовку Бобруйского аэродрома, где уничтожили около 30 немецких самолетов. К 10 июля в полку насчитывалось не более десятка Ил-2. А 20 августа 4-й штурмовой авиаполк был выведен из боев и отправлен в Воронеж на переформирование.
К июлю 1941 года штурмовиками Ил-2 было вооружено уже несколько авиаполков. Например, 430-й шап (Западный фронт) имел в своем составе 22 Ил-2 и был сформирован из летчиков-испытателей НИИ ВВС для изучения боевых возможностей бронированного штурмовика и определения тактики его боевого применения. 10 июля на Юго-Западный фронт прибыл заново переформированный 74-й шап, который имел на вооружении 20 Ил-2. 12 июля на Западном фронте начал действовать (под Смоленском и Ельней) 61-й шап, переформированный и освоивший новые для себя Ил-2. Но уже к 24 июля в этом полку осталось только 4 (из 28) штурмовика, да и те были небоеспособны.
В августе 1941 года Ил-2 поступили на вооружение еще 11 штурмовых авиаполков: 103, 147, 160, 174, 175, 214, 215, 217, 237, 245 и 288-го. Кстати, надо сказать, об изменении численности советских авиационных полков в ходе войны. В августе 1941 года состав штурмовых авиаполков был уменьшен сначала с 63 до 33 (3 эскадрильи по 9), а затем и вовсе до 20 самолетов (2 эскадрильи). Осенью 1942 года штурмовые авиаполки вновь увеличили с 20 до 32 самолетного состава (3 эскадрильи по 10). А в 1944 году «штурмовики» перейдут на 45 самолетный состав авиаполков (3 эскадрильи по 14).
Всего за годы Великой Отечественной войны на фронт было отправлено 356 штурмовых авиаполков, в основном имевших на вооружении самолеты Ил-2. Поэтому даже краткое описание боевых действий всех этих полков потребует отдельного и довольно объемного издания. Нам же придется остановиться лишь на общей картине развития и изменения тактики боевого применения самолетов Ил-2 в ходе Великой Отечественной войны.
По воспоминаниям подполковника люфтваффе О. Греффрата, появление Ил-2 на Восточном фронте было для немцев большой неожиданностью, однако немецкие летчики-истребители довольно быстро изучили слабые места ильюшинского штурмовика и научились бороться с ним. Атакуя Ил-2, они заходили сзади сбоку и сверху, и с близких (до 50 м) дистанций совершенно безнаказанно расстреливали его из всего наличного оружия, стремясь попасть в незащищенные сверху двигатель, летчика или бензобак. Впрочем, на такой дистанции даже броня уже не могла защитить ни самолет, ни летчика, а плохой обзор назад и отсутствие заднего стрелка у одноместного Ил-2 позволяло немецким истребителям легко занимать выгодную позицию для атаки. Надо сказать, что бронекорпус Ил-2 был рассчитан лишь на «скользящие» удары от оружия истребителей. И в этом случае броня значительно повышала живучесть штурмовика по сравнению с самолетами с обычной дюралевой обшивкой. Сохранилось множество свидетельств, когда буквально изрешеченные штурмовики возвращались на свой аэродром. Так, например 5 июля 1941 года, вернувшись с боевого задания, командир 430-го шап Н. И. Малышев насчитал на своем Ил-2 более 200 пробоин. Нередко броня штурмовика выдерживала даже попадания 20-мм снарядов. Но еще более «неуязвимым» Ил-2 могла сделать умелая тактика, а именно этого долгое время недоставало советским летчикам.
Ил-2, поступивший на вооружение советских ВВС буквально накануне войны, оказался «сырым» самолетом не только с технической стороны, но так же и с военно-теоретической точки зрения. Хотя в действующих частях, особенно довоенной подготовки, его быстро осваивали как самолет, но еще долго (для военного времени) не понимали как боевую машину. Разработать тактику боевого применения Ил-2 перед войной просто не успели, и строевым летчикам пришлось писать эти инструкции собственной кровью, вдохновляясь горьким опытом потерь. Никто толком не знал, каким образом на Ил-2 лучше атаковать ту или иную цель. Как лучше обороняться от вражеских истребителей. Какое оружие и против чего лучше использовать. Только в 1942 году стали появляться соответствующие инструкции и наставления.
Вот что об этом написал в своих воспоминаниях И.И. Пстыго, Герой Советского Союза и маршал авиации, а в 1941 году еще просто летчик-штурмовик: «В начале войны мы оказались один на один с этим самолетом и с этим родом авиации. Меня могут опровергнуть, но у нас в полку и в дивизии до середины 1942 года не было не только руководства по боевому применению самолета Ил-2, но даже инструкции по технике пилотирования. В этом не был повинен конструктор, это была вина службы боевой подготовки ВВС. Положение в частях сложилось не из легких. Раз нет этих основных документов, то летай и воюй, как умеешь. Самолет был достаточно простым, и летчики летали. Если бы это был сложный самолет, никто бы не полетел, предварительно не изучив инструкцию. Но от этой свободы нам было совсем не просто. Очень много частных вопросов и основательных проблем тактики нам пришлось решать самостоятельно. Во-первых, как строить боевые порядки звеньев, эскадрилий и полков? До сих пор звенья были из трех самолетов, и в воздухе они ходили строем «клин». Такой боевой порядок был подобен самоубийству. При маневрировании крайние самолеты часто «вываливались» из строя и становились легкой добычей «мессершмиттов». Во-вторых, как и с каких высот можно наиболее успешно атаковать цель, в какой последовательности применять весь арсенал оружия, как маневрировать перед выходом на цель и при уходе от нее? » И еще: «Тактика, как наука боя вновь созданного самолета и новой штурмовой авиации, рождалась в тяжелых боях первых месяцев войны. Ценой огромных потерь наши летчики-штурмовики по крупицам искали и обобщали элементы этой новой для себя тактики, учились воевать, и экзаменатором у них был жестокий противник».
После тяжелых потерь 1941 года, авиаполки пополнялись молодыми, наскоро подготовленными летчиками, которые проходили курс ускоренной подготовки с налетом 3 – 4 часа и поэтому плохо умели летать в строю, бросать бомбы и стрелять. При полном господстве немецких истребителей в воздухе это приводило к большим потерям машин и людей в штурмовых авиачастях. С другой стороны штурмовые полки, имея в своем составе большое количество летчиков низкой квалификации, не могли полностью использовать все боевые возможности Ил-2. Положение начало исправляться лишь в 1943 году, когда советская штурмовая авиация приобрела необходимый боевой опыт, изменился порядок восстановления людских потерь в полках, возросла мощь советской истребительной авиации и появился двухместный вариант Ил-2 с задним стрелком.
Кроме истребителей люфтваффе, другим очень опасным противником штурмовиков Ил-2 оказалась немецкая малокалиберная зенитная артиллерия (МЗА), состоящая из 20-мм и 37-мм автоматических пушек. Во второй период войны, когда люфтваффе утратили господство в воздухе, основным противником Ил-2 становится усилившаяся немецкая МЗА, и теперь уже от ее огня, а не от немецких истребителей штурмовики начинают нести наибольшие потери. Впрочем, относительное число потерь в 1944 году по сравнению с 1941 годом уменьшилось примерно в 10 раз и составило 1 самолет на 85 вылетов против прежних 9 вылетов. Для подавления огня батарей зенитных автоматов приходилось выделять особые группы Ил-2. На это уходило 30% от всех участвующих в налете самолетов, а при сильном противодействии до половины всех штурмовиков. Обычно Ил-2 из «группы подавления» шли на 400 – 500 метров позади основной ударной группы, и начинали действовать против ПВО противника, как только та себя обнаруживала. Но если расположение зенитных батарей было уже известно, то атака группы подавления предшествовала появлению остальных Ил-2.
Потери Ил-2 в начальный период Великой Отечественной войны были очень велики. Отчасти причиной этих больших потерь приходится признать конструктивные недостатки самолета. Но и потребность в штурмовиках была так же велика. Несмотря на все свои недоработки Ил-2 оказался в 1941 году единственным самолетом, успешно действующим против наступающих немецких частей и особенно бронетанковых. Теоретически у Ил-2 была альтернатива. Обычно называют бронированный штурмовик П.О. Сухого – Су-6, который по многим показателям превосходил ильюшинский самолет. Но опытный образец двухместного варианта штурмовика Су-6 прошел испытания только осенью 1943 года. Его реальные боевые преимущества были неочевидны, а ограниченные производственные возможности советской авиапромышленности во время войны не позволяли запустить в производство еще один штурмовик, без сокращения выпуска другого. Поэтому Су-6 не пошел в серию. Может быть, это была ошибка. Утверждать здесь что-нибудь более определенное – невозможно.
В сражениях Великой Отечественной

Штурмовики Ил-2 использовались на всех фронтах Великой Отечественной войны и принимали участие во всех основных сражениях. К середине ноября 1941 года, то есть к началу второго наступления немцев на Москву, в составе Западного и Калининского фронтов действовало всего 50 штурмовиков Ил-2 (312-й, 232-й, 62-й и 569-й шап). Тем не менее, как деликатно отметил в своем донесении командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Гудериан: «Бронированные штурмовики неприятно воспринимаются немецкими войсками...»

Накануне советского контрнаступления под Москвой 5 – 6 декабря 1941 года, в составе Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов насчитывалось всего 82 штурмовика Ил-2 (соответственно по фронтам: 15, 54 и 13 шт.) из них 59 боеспособных. Штурмовики успешно действовали против отступающих немецких войск, колонны которых растянулись на многие километры. Утверждают, что именно в это время немцы стали называть Ил-2 «черной смертью». Нам не удалось встретить такое название ни в одном из немецких воспоминаний или документов. Общее отношение немцев к Ил-2 было довольно уважительным, но не имело панического оттенка. Скорей всего, это выражение основано на случайном высказывании какого-нибудь пленного немца или придумано кем-то из наших военных журналистов. И это вполне понятно: в 41-м году всем так хотелось, чтобы немцы нас тоже боялись.
В ходе боевого применения Ил-2 в течение 1941–42 годов выяснилось, что бомбоштурмовые удары с бреющего полета были недостаточно эффективны. Более выгодным оказался способ нанесения ударов с пологого пикирования под углом около 30 градусов с высоты около 1000 метров. В то же время в штурмовых авиачастях стал все чаще использоваться боевой прием «круг», который обеспечивал как наилучшее огневое поражение наземных целей, так и защиту от атак немецких истребителей. Потери же от последних были в 1942 году все еще высоки: более 60% от всех боевых потерь.
Первыми с мая 1942 года «круг» стали успешно применять летчики 288-го шап Северо-Западного фронта. Такой боевой порядок давал штурмовикам возможность самостоятельно отражать атаки вражеских истребителей. Для его построения было необходимо не менее 6 – 8 самолетов. Расстояние между машинами составляло 150 – 300 метров. Ведущий отдавал команду по радио и делал глубокий вираж в сторону противника. Все остальные самолеты устремлялись за ним. Для такого виража Ил-2 требовалось немногим более 20 секунд, поэтому круг выстраивался и замыкался быстро, за полминуты. Каждый находящийся в круге самолет, своим оружием прикрывал впереди идущего. Кроме того, «круг» применялся для продолжительного штурмового воздействия на противника, когда боеприпасы сбрасывались не «залпом», а последовательно с нескольких заходов: сначала – бомбы, потом – реактивные снаряды и напоследок – пулеметно-пушечный огонь. Например, таким образом, Ил-2 действовали при поддержке атаки наших сухопутных сил. Штурмовики с воздуха подавляли огневые средства немцев и прижимали к земле вражескую пехоту.

Во время боев на ближних подступах к Сталинграду, в начале сентября 1942 года, советское командование сосредоточило на этом направлении 240 штурмовиков Ил-2. В середине сентября бои шли уже в самом городе, и штурмовикам пришлось в прямом смысле принимать участие в уличных боях за Сталинград. Летчики находили среди городских развалин дома и улицы, занятые немцами и наносили по ним штурмовые удары. Это было особенно сложно, так как требовало от летчиков высокого мастерства и умения находить нужную цель в дыму пожаров, и в лабиринте улиц. А поскольку соприкосновение войск было очень тесным, и обстановка часто менялась, то существовала постоянная угроза ударить по своим.
Во время Сталинградской битвы уже упоминавшийся нами старший лейтенант Иван Пстыго командовал эскадрильей штурмовиков. В один из дней он получил приказ уничтожить немецкие танки, вклинившиеся в оборону наших войск в районе Саратовской и Коммунистической улиц. Задача осложнялась тем, что у летчиков отсутствовал подробный план города. Никто не мог точно указать, где расположены эти улицы. Необходимую карту привезли в последний момент прямо к самолетам, уже стоявшим на старте. Однако на месте танков не оказалось. Неужели ошибка? Нет, просто немцы укрыли свою бронетехнику в тени разрушенных домов, где она плохо просматривалась с воздуха, и штурмовики не сразу разглядели их. Но, обнаружив, построились в «круг«, и друг за другом обрушили свой удар на танки противника. Отсутствие зениток позволило советским летчикам сделать 8 заходов. Прорыв немцев был ликвидирован.
Осенью 1942 года на фронт стали поступать двухместные серийные Ил-2. 30 октября 1942 года в боях за Сталинград двухместные штурмовики из 8-й Воздушной армии (ВА) впервые приняли участие в боевых действиях, и воздушные стрелки заявили о 10 сбитых ими истребителях противника. Возможно, этот успех, как обычно на войне, был немного преувеличен. Но, может быть, и нет. До сих пор немцы привыкли безнаказанно расправляться с одноместными Ил-2, и оборонительный огонь стрелков мог оказаться для «мессершмиттов» роковой неожиданностью.
В первые дни советского наступления под Сталинградом (с 19 по 30 ноября) Ил-2 не смогли проявить себя должным образом из-за плохих погодных условий. В дальнейшем штурмовики увеличили свою активность. Причем, кроме обычной поддержки наступающих советских войск, они наносили удары по немецким аэродромам и даже привлекались к перехвату немецких транспортных самолетов, которые пытались доставить грузы окруженной под Сталинградом группировке Паулюса.
В сражении на Курской дуге принимали непосредственное участие три воздушные армии: 2-я ВА Воронежского фронта, 16-я В А Центрального фронта и 17-я ВА Юго-Западного фронта. Накануне сражения в составе всех трех армий находилось 837 штурмовиков Ил-2, из которых боеспособных насчитывалось 740 (соответственно по армиям: 2-я – 311/279; 16-я – 295/257; 17-я – 231/209). Кроме того, к боевым действиям особенно на завершающих этапах сражения, привлекались штурмовики 15-й ВА Брянского фронта и 5-й ВА резервного Степного фронта, то есть еще около 600 самолетов Ил-2.
Утром 5 июля 1943 года Ил-2 из 2-й и 17-й Воздушных армий нанесли удары по немецким аэродромам. Но из-за недостаточной подготовки эти действия советских штурмовиков не достигли своей цели. Ил-2 понесли большие потери, а урон, причиненный противнику, оказался невелик. Так, например, при налете 16 Ил-2 из 237-го шап на немецкий аэродром Основа было уничтожено на земле до 17 самолетов противника, но ценой потери 13 штурмовиков (10 летчиков).
На Курской дуге немцы применили для борьбы с Ил-2 несколько тактических новинок. Например, на своем переднем крае они стали постоянно держать самолеты-наблюдатели, которые, заметив соединения Ил-2, предупреждали наземные войска и вызывали по радио истребители-перехватчики. Таким образом, один из важных факторов успеха штурмовиков – внезапность – терялся. Другая новинка заключалась в том, что немецкие истребители Focke-Wulf Fw-190 атакуя штурмовики, вставшие в оборонительный круг, «закручивали» свой круг, но встречный и наступательный. Fw-190 не уступал Ил-2 в пушечном вооружении и был неплохо бронирован спереди. А будучи более маневренным самолетом, он выигрывал дуэль со штурмовиком на встречных курсах.
Надо сказать, что Fw-190 стал для советских штурмовиков Ил-2 не только сильным и опасным противником, но и концептуальным соперником. Командующий немецкой штурмовой авиацией Эрнст Куфер (Kupher), сам летавший на Ju-87, считал, что с 1943 года этот «юнкерс» больше нельзя использовать даже на Восточном фронте. В качестве примера он приводил свой собственный гешвадер (организационно – полк, но очень крупный, равный трем нашим авиаполкам), который за восемь месяцев боев потерял 89 экипажей. То есть почти весь свой личный состав. «Если это будет продолжаться еще год, – говорил Куфер, – результатом будет полный конец штурмовых частей... У меня есть эскадрильи с одним самолетом на вооружении». «С 5 июля 1943 года, – продолжал Куфер, – я потерял двух гешвадер-командиров, двух адъютантов групп и шесть штаффель-командиров, каждый из которых совершил более 600 боевых вылетов. Такой опыт уже не заменить... Мы не можем позволить себе терять тех немногих, кто остался».
Вместо Ju-87, из которого хороший штурмовик так и не получился, Куфер предлагал создать небольшой, одноместный, скоростной и маневренный самолет, способный обходиться без сопровождения истребителей. Немецкий офицер выступал против бронированных самолетов, приводя следующие доводы: «Мы создали «Тигр», «Пантеру», «Фердинанд» с сильнейшим вооружением и мощнейшим бронированием. Но с воздуха мы снова и снова видели, как под Курском, Орлом и Белгородом зенитные и противотанковые орудия останавливали их».
По мнению Куфера, вооружение нового штурмовика должно было состоять из 20-мм пушек и бомб не тяжелее 250 кг. А главной задачей штурмовой авиации, должна стать борьба с танковыми прорывами. Но для этого немецкий теоретик предложил атаковать не сами танки (это требовало особых самолетов и авиационного вооружения), а более уязвимые, но не менее важные колонны с топливом и боеприпасами, следующие в прорыв за танками.
Наиболее подходящим самолетом на роль штурмовика Куфер считал истребитель Fw-190. Его двигатель воздушного охлаждения был менее уязвим в бою и, кроме того, самолет отличался бронированием маслорадиатора. Видимо, выступая противником брони, Куфер все же немного лукавил. Или его теорию небронированных штурмовиков в люфтваффе разделяли далеко не все. Во всяком случае, появившиеся весной–летом 1943 года штурмовые версии «Фокке-вульфа» оказались обвешены дополнительной броней.
Под фюзеляжем Fw-190F можно было подвесить одну 250-кг или 500-кг бомбу, а под крылом еще четыре бомбы по 50-кг или две дополнительные 30-мм пушки. Основное стрелковое вооружение состояло из двух 7,9-мм пулеметов и двух 20-мм пушек. Утяжеленный броней Fw-190F-3 обладал меньшей максимальной скоростью, чем его собратья-истребители, но все же довольно высокой для штурмовика. С 250-кг бомбой самолет достигал 524 км/ч у земли и 592 км/ч на высоте 5500 метров. (Кстати, одноместный Ил-1 разгонялся у земли до 525 км/ч, правда без бомб, но полностью бронированный. Вполне сопоставимые цифры!) Всего было выпущено около 600 «Фокке-вульфов» штурмовиков. Это не идет ни в какое сравнение с десятками тысяч Ил-2. Но немецкая авиация в то время полным ходом развивалась в сторону универсальных многоцелевых боевых самолетов. Поэтому другие модификации «Фокке-вульфа» с таким же успехом могли использоваться, как легкие бомбардировщики и штурмовики. Сравнивать их с Ил-2 можно лишь условно. Перед нами две различных концепции, два различных решения одной и той же задачи. И каждое решение имело свои положительные и отрицательные стороны.

Вернемся, однако, на поле битвы под Курском. Уже 5 июля 1943 года, штурмовики из 16-й ВА впервые использовали против немецких танков новые бомбы ПТАБ. В следующие несколько дней массовое применение штурмовиками Ил-2 этих кумулятивных авиабомб имело исключительный успех. Так, например, 3-я танковая дивизия СС «Мертвая Голова» после нескольких налетов советских штурмовиков в течение одного дня потеряла до 270 единиц боевой техники: танков, «самоходок», бронетранспортеров. Чтобы избежать больших потерь немецким танковым частям пришлось перейти к рассредоточенным порядкам. А это существенно затрудняло управление войсками и замедляло всякое передвижение бронетехники.
Действия штурмовиков на Курской дуге в целом были успешны. Но победы все еще доставались дорогой ценой. За шесть дней боев к 11 июля 1943 года потери 2-й ВА составили 107 самолетов Ил-2. А 16-я ВА к 10 июля за пять дней потеряла 148 штурмовиков. В ходе войны совершенствовались тактика штурмовиков и способы формирования штурмовых авиаполков. Уровень боевой подготовки летчиков заметно вырос. Улучшилось взаимодействие штурмовиков как с наземными войсками, так и с истребителями прикрытия. В 1944 году авиаполки Ил-2 уже редко действовали малыми группами, а перешли к нанесению сосредоточенных массированных ударов. Этим обеспечивалось уверенное поражение цели и возможность подавления зенитных батарей противника.
Для концентрации ударной силы штурмовой авиации задействовались большие группы самолетов – полки, дивизии и даже корпуса. К 1944 году изменился состав штурмовых эскадрилий. Теперь в них входили три звена по четыре Ил-2. Звенья летали боевым порядком «пеленг», а полеты эскадрилий и полков осуществлялись «змейкой» звеньев, где каждое последующее звено летело ниже предыдущего, защищая его снизу.
Приведем один из примеров такой крупномасштабной операции. В начале 1944 года в период весенней распутицы на Идрицком аэродроме близ Пскова скопилось около 120 немецких самолетов. Советское командование решило нанести по вражескому аэродрому бомбоштурмовой удар. Вся операция была тщательно подготовлена и продумана до мельчайших деталей. От начала до конца был рассчитан и обеспечен весь полет. Действовать предписывалось целым корпусом. Вести его на задание поручили в то время уже майору И. Пстыго. Для прикрытия штурмовиков выделялась авиадивизия истребителей. 144 штурмовика Ил-2 поднялись в воздух и построились в колонну звеньями. Такой боевой порядок создавал условия для маневра. Ведущее звено летело на высоте 2500 метров. Следующие за ним звенья располагались ниже друг друга уступами, таким образом, чтобы замыкающие звенья следовали почти на бреющем полете. Истребители сопровождения шли выше штурмовиков, а командир дивизии истребителей, во главе восьмерки, летел над ведущим звеном штурмовиков. Во время штурмовки каждое звено заходило и пикировало на свою заранее намеченную цель. Зенитные батареи немцев были сразу же подавлены специально выделенными для этого группами штурмовиков. Вражеский аэродром был разгромлен. Горели самолеты, склады с горючим, аэродромные постройки. Закончив штурмовку, Ил-2 организованно ушли на свои аэродромы. Но сброшенные ими бомбы замедленного действия от получаса до 48 часов продолжали взрываться, мешая врагу бороться с пожарами и восстанавливать аэродром.
К 1944 году взаимодействие штурмовиков с истребителями прикрытия стало более разнообразным. Одни группы истребителей «расчищали дорогу» перед штурмовиками, другие прикрывали их над целью и на обратном пути. Сами штурмовики стали увереннее чувствовать себя в воздухе. Они уже не разбегались в разные стороны при виде немецких истребителей, становясь их легкой добычей, а строились в оборонительный крут и вступали в бой с противником, нередко нанося ему ощутимый урон. Таким образом, потери Ил-2 снижались, а боевая эффективность возрастала.
Массированное применение штурмовой авиации и ее тесное взаимодействие с наземными войсками было невозможно без развития средств связи. Но до 1943 года качество радиосвязи оставляло желать лучшего. В начале войны радиостанций не хватало, ими оборудовались только самолеты ведущих групп. Если самолет ведущего сбивали или он получал повреждения, все подразделение оставалось без связи. Сами радиостанции, установленные на штурмовике были скопированы с полевых армейских. Пользоваться ими в воздухе было неудобно. Для установления связи они требовали довольно длительной настройки. Но ведь летчик не на земле, ему еще надо управлять самолетом. Пульт настройки радиостанции располагался с правой стороны кабины, и вести самолет приходилось левой рукой.
Тем не менее, уже в период Сталинградской битвы действия штурмовиков над полем боя впервые стали корректироваться с помощью наземных радиостанций. К середине 1943 года средствами радиосвязи оборудовались все штурмовики. Теперь летчики были обеспечены устойчивыми каналами связи с различными наземными службами, помогающими им выполнять боевые задачи. Связь поддерживали в первую очередь с командным пунктом полка, со станциями наведения, с самолетами внутри группы и с истребителями прикрытия.
В ходе войны на передовой стали создавать сначала пункты наблюдения (ПН), а затем передовые командные пункты (ПКП). В их обязанности входило непосредственное управление атаками штурмовиков, наведение их на цель, предупреждение о появлении истребителей противника и оперативное обеспечение взаимодействия самолетов с наземными войсками.

...И на море

Самолеты Ил-2 использовались не только в боях на суше, но так же в качестве морских штурмовиков. К началу июля 1943 года в составе авиации военно-морского флота находилось 164 Ил-2. В том числе: 75 штурмовиков – на Черном море, 61 – на Балтике и 28 – на «севере». Морские летчики, летавшие на Ил-2, действовали против кораблей и различных плавсредств противника в портах и на морских переходах, а так же поддерживали высадку десантов.

Обнаружить цель в открытом море было непросто. Ил-2 летали на сравнительно небольшой высоте 1200– 1500 метров, и если цель не попадала в поле зрения летчиков, боевой вылет считался несостоявшимся. Радиус боевого действия Ил-2 и для сухопутного самолета был невелик, а для действий над морем оказался тем более недостаточен. Для того, чтобы увеличить дальность полета, штурмовики оборудовались двумя подвесными топливными баками емкостью по 100 литров. Баки подвешивались на внешние бомбодержатели, но при этом приходилось отказываться от бомбовой нагрузки. Оставались только реактивные снаряды, пушки и пулеметы.
Немецкие военные корабли и транспорты имели мощные огневые средства ПВО. Все те же 20-мм и 37-мм автоматические пушки. Это вынуждало летчиков Ил-2 до минимума сокращать время пребывания над целью, и в первом и единственном заходе полностью использовать весь имеющийся боезапас. Обычно во время атаки оружие использовалось в следующей очередности: сначала реактивные снаряды, затем пушки и в последний момент – бомбы. Затем выход из пикирования и противозенитный маневр. Чаще всего корабли противника шли группой, и это позволяло им хорошо построить свою противовоздушную оборону, поэтому штурмовики несли большие потери. Поврежденный Ил-2 не был приспособлен для посадки на воду. Он тонул в течение 30 – 40 секунд. За это время экипаж должен был успеть выбраться из самолета, иначе он тонул вместе с ним.
Иногда атаки морских штурмовиков проводились в глубоких сумерках, что затрудняло ведение по самолетам прицельного зенитного огня. Против торпедных катеров, малоразмерных и проворных, предпочитали использовать стрелковое оружие, бомбы же были почти бесполезны. Кроме бомб, летчики-штурмовики с большим успехом применяли ампулы с зажигательной смесью АЖ-2 или выливные авиационные приборы (ВАП). ВАПы, наполненные фосфорными шариками и керосином, подвешивались на наружные бомбодержатели. Емкость одного прибора составляла 250 литров. Горючую смесь выливали с высоты 20 – 30 метров, и она мгновенно зажигала баржи, плоты и другие плавсредства.
Весной 1944 года морские летчики-штурмовики начали осваивать «топ-мачтовое бомбометание». Само название происходило от способа сбрасывания бомб с малой высоты на уровне верхушек (топа) мачт. Метод использовал свойство бомбы рикошетировать от поверхности воды. Топмачтовики выходили на цель вслед за группой подавления ПВО. На высоте 20 – 30 метров летчик выравнивал свой Ил-2 и за 250 – 150 метров до цели последовательно сбрасывал бомбы (обычно 4 по 100 кг), которые, отскакивая от воды, попадали в борт корабля (не все, конечно, но хоть одна да попадала). Перелетев корабль, самолет выполнял противозенитный маневр, например: снижался до уровня палубы и уходил на бреющем. При таком способе бомбометания использовались взрыватели только замедленного действия на 5–7 секунд, иначе самолет поражался собственной бомбой. По сравнению с обычным бомбометанием, результативность топ-мачтового метода была раз в 5 выше.

Но еще большего успеха можно было добиться комбинированной атакой, которая совмещала обычное и топмачтовое бомбометание. Именно такой удар нанесли штурмовики 47-го шап Черноморского флота 25 апреля 1944 года по немецкому конвою недалеко от Севастополя. Конвой состоял из 4 транспортов и 3 кораблей охранения. Первая группа из 8 штурмовиков нанесла бомбовый удар с полого пикирования с высоты 1200 метров, тем самым обеспечив скрытность и безопасность второй группы из четырех Ил-2, которые применили топмачтовое бомбометание. Удары с разных сторон ошеломили противника. В результате один из немецких транспортов пошел ко дну, унеся с собой до 500 солдат. Штурмовики потеряли один Ил-2.
На Балтике в 1944 году из трех Ил-2 создали особую группу для поиска и уничтожения подводных лодок. Подлодкам приходилось довольно часто всплывать на поверхность для подзарядки аккумуляторов. Здесь-то их штурмовики и поджидали. За полтора месяца Ил-2 повредили и уничтожили 4 вражеских подводных лодки.
Но, несмотря на некоторый успех штурмовиков Ил-2 на море, приходится сказать, что этот самолет по своим боевым возможностям не был рассчитан для действий против морских целей. Его вооружение было недостаточным для нанесения серьезных повреждений крупным кораблям и судам противника. Поэтому на морском театре военных действий Ил-2 использовался в основном из-за недостатка соответствующих боевых машин.
Вложения
il2_05.jpg
il2_04.jpg
il2_03.jpg
il2_02.jpg
il2_01.jpg
Жить стало "легче",жить стало "веселей"!

Аватара пользователя
chumichka
Хитрый лис
 
Автор темы
Сообщения: 422
Зарегистрирован: 28 мар 2009, 08:59
Последний визит: 14 янв 2014, 17:09
Откуда: Глазовъ
Благодарил (а): 93 раз.
Поблагодарили: 65 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 41
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #2 AnpeJIb » 03 авг 2009, 12:42

Давно хотел поднять примерно такого рода тему, т.к. я рисую карты и мне нужно знать: когда, какие самолеты, какие их модификации, на каких театрах воевали... Данная информация достаточно широкого профиля, и лично мне ее освоить в полной мере оч тяжело. :(
Прошу всех, кто будет постить в данной теме отписывать:
какие самолеты (вплоть до модификаций) когда воевали (вплоть до месяца принятия на вооружение), и на каких театрах?
И обязательно делайте источник!

А я пока возьмусь за И-16 :roll:

Чумичка, сможешь про Ил-2 найти: какие модификации Ил-2 когда воевали (вплоть до месяца принятия на вооружение), и на каких театрах? :) Буду оч. признателен! :)

Сильвер, не желаешь за Спитфаер взяться? :)
Изображениехухь...
Изображение

Аватара пользователя
AnpeJIb
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1257
Зарегистрирован: 19 дек 2007, 07:50
Последний визит: 30 дек 2015, 22:40
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 210 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 37
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #3 chumichka » 03 авг 2009, 17:27

Нашёл пока тока про модификации. :oops: Покопаю ешо! :) А пока вот...
БШ-2 (ЦКБ-55, ДБШ) — двухместный бронированный штурмовик с двигателем АМ-35 (1350 л.с). Конструкция смешанная: передняя часть фюзеляжа — бронекорпус; хвостовая часть — деревянная, выклеенная из березового шпона и фанеры; крыло и оперение — дюралюминиевые. Вооружение: четыре крыльевых пулемета ШКАС и один подвижный пулемет в кабине стрелка, 400—600 кг бомб. Госиспытания проводились в апреле 1940 г. Скорость у земли — 362 км/ч. Выпущено два экземпляра (№ 1 и № 2).

ЦКБ-57 — опытный бронированный штурмовик, переделанный под установку двигателя АМ-38 (1600 л.с). На ЦКБ-55 № 1 вместо кабины стрелка установили бензобак и 12-мм бронеперегородку, за фонарем размещался длинный непрозрачный обтекатель. Для улучшения продольной устойчивости центровку сместили вперед, консолям крыла придали стреловидность 5° и увеличили площадь стабилизатора. Вооружение осталось пулеметным. Испытания проводились в октябре 1940 т. Была достигнута скорость у земли 423 км/ч.

ЦКБ-55П (пушечный) — модифицированный одноместный ЦКБ-55 № 2 с мотором АМ-38. Крыло было переделано под установку двух пушек ПТБ-23. Для улучшения обзора вперед двигатель опустили вниз на 175 мм, а сиденье и фонарь приподняли на 50 мм, соответственно, изменили обводы капота. Для защиты головы пилота сзади установили прозрачную броню и короткий прозрачный обтекатель, за форму которого самолет прозвали «Горбатый». Толщина листов бронекорпуса увеличена. Вооружение: две 23-мм пушки, два пулемета ШКАС, восемь снарядов РС-82. После испытаний в воздухе пушки было решено заменить из-за большой отдачи. Самолет с установленными серийными пушками ШВАК в январе 1941 г. получил обозначение Ил-2. В феврале-марте проводились госиспытания, на которых была получена скорость 433 км/ч у земли. В таком виде машина стала эталоном для серии.

Ил-2 одноместный — серийный. Первый самолет был выпущен в марте 1941 г. и соответствовал эталону. В апреле на Ил-2 была испытана новая пушка ВЯ-23. Вооружение: две пушки ШВАК (до 500 снарядов) или две пушки ВЯ-23 (300 снарядов), два пулемета ШКАС (1500 патронов), восемь снарядов РС-82 и 400— 600 кг бомб. У серийных машин был увеличен запас топлива. Полетная масса достигала 5873 кг. Скорость у земли составляла 372—382 км/ч. К июню 1941 г. было построено 249 самолетов.

Ил-2 М-82 (сентябрь 1941 г.) — запасной вариант с мотором М-82 для бесперебойного выпуска Ил-2 в случае отсутствия двигателей АМ-38. На серийном Ил-2 была снята передняя часть бронекорпуса с двигателем и всеми системами. Установленный двигатель воздушного охлаждения М-82 не бронировался, а закрывался дюралюминиевым капотом с управляемой «юбкой». Кабинный бензобак снят, а на его месте в бронекорпусе оборудована кабина стрелка с бронированным фонарем и 12,7-мм пулеметом БТ на шкворневой установке. Основное вооружение осталось без изменений. Отмечено некоторое снижение скорости — 365 км/ч у земли. Тем не менее в апреле 1942 г. самолет прошел госиспытания и был рекомендован к выпуску, однако серийно не строился.

В конце 1941 г. была предпринята попытка усилить вооружение серийного одноместного Ил-2 двумя пушками Ш-37, взамен двух ШВАК Из-за больших размеров пушки и магазина (на 40 снарядов) ее пришлось расположить под крылом в громоздком обтекателе. Вооружение: два пулемета ШКАС, восемь снарядов РС-82 и 200 кг бомб. Построена малая серия.

Ил-2 двухместный (начало 1942 г.) — двухместный вариант с оборонительным вооружением. В конструкцию фюзеляжа были внесены минимальные изменения — на окантованный вырез в гаргроте монтировались полутурельная установка с пулеметом БТ и небронированный фонарь, откидывающийся вправо. Вооружение: две пушки ВЯ-23, два пулемета ШКАС, восемь снарядов РС-82 или четыре PC-132,400—600 кг бомб. Полетная масса машины увеличилась на 270 кг. В марте 1942 г. начались заводские испытания. Скорость с мотором АМ-38, по сравнению с одноместным Ил-2, снизилась на 26 км/ч, техника пилотирования почти не изменилась. Самолет был запущен в крупносерийное производство. В октябре 1942 г. двухместные Ил-2 впервые приняли участие в боевых операциях
Было разработано несколько вариантов кабин стрелка с пулеметом, полностью закрытых.
Ил-2 с блистерной пулеметной установкой — опытный вариант, 1942 г. По образцу самолета Ил-2 М-82, кабина стрелка с пулеметом БТ была полностью бронированной. Стрелок был защищен прозрачной броней в блистере и броневым листом в сдвижном фонаре. Для оборудования кабины фюзеляжный бак был снят и заменен двумя бронированными баками, размещенными в бомбоотсеках центроплана. В серию этот вариант не пошел из-за большого объема конструктивных изменений и, самое главное, вдвое уменьшенной бомбовой нагрузки.
Ил-2 с экранированной турелью МВ-3 -опытный вариант, 1942 г Эта установка с пулеметом УБТ обеспечивала отличные сектора обстрела, но громоздкий полукруглый экран создавал большое сопротивление, что ухудшало летные данные.
Кроме того, на серийные двухместные Ил-2, в зависимости от серии и завода-производителя, устанавливались различные по размерам и форме откидывавшиеся фонари стрелка.

Ил-2 двухместный — модификация с форсированным двигателем АМ-38Ф (1750 л.с.). Доработка мотора позволила использовать более доступный низкооктановый бензин. На всасывающий патрубок карбюратора установили фильтр, благодаря чему повысились надежность работы и долговечность двигателя. Изменения в системе управления рулем высоты улучшили продольную устойчивость самолета. Была разработана и установлена новая турель под БТ с увеличенными секторами обстрела. Проведенные конструктивные и некоторые аэродинамические доработки улучшили летно-технические, маневренные и взлетно-посадочные данные. Выпускался серийно с января 1943 г.

Ил-2У (УИл-2, Ил-2 учебный) — учебно-тренировочный вариант двухместного Ил-2. В задней кабине было оборудовано место инструктора со вторым управлением. Вооружение: два пулемета ШКАС (по 750 патронов), два снаряда РС-82 и 200 кг бомб. Скорость — 396 км/ч у земли. Была упрощена техника пилотирования. Подобные переделки производились силами личного состава фронтовых частей в полевых мастерских. Выпускался небольшими сериями в 1943—1945 гг.

Ил-2 «противотанковый» — двухместный вариант серийного Ил-2 АМ-38Ф с крупнокалиберными пушками НС-37. Разработан в марте-апреле 1943 г. Пушки устанавливались в небольших обтекателях под крылом, ленточное питание по 50 снарядов укладывалось в отсеках крыла. Вооружение также включало крыльевые пулеметы ШКАС и УБТ. Бомбовая нагрузка — 200 кг. Несмотря на увеличение на 760 кг полетной массы, техника пилотирования Ил-2 с пушками НС-37 мало отличалась от управления обычным Ил-2. Однако он был несколько инертным при маневрировании. Технический состав отмечал простоту крепления пушки и удобство ее обслуживания. С июля по декабрь 1943 г. проводились войсковые испытания. Впервые самолеты были применены в июле 1943 г. в Курской битве против скопления немецких танков. Пушки НС-37 могли поразить любые танки вплоть до Т-VI «Tiger».
Позже пушками НС-37 оснащались и серийные Ил-2 «крыло со стрелкой». Они широко использовались на всех фронтах и в авиации ВМФ.
Весной 1945 г. успешно прошел испытания Ил-2 с двумя пушками НС-45. В серию не запускался в связи с окончанием войны.

Ил-8 — тяжелый штурмовик-бомбардировщик с двигателем АМ-42 (2000 л.с). По компоновочной схеме — несколько увеличенный в размерах Ил-2, с улучшенной внешней аэродинамикой, усиленным бронированием и увеличенной бомбовой нагрузкой. Кабина стрелка размещалась в бронекорпусе. Вооружение: две пушки ВЯ-23, два пулемета ШКАС, один УБТ. Четыре увеличенных бомбоотсека вмещали 600 кг бомб, еще 400 кг подвешивалось в перегрузку. Во время заводских испытаний, в мае 1943 г., из-за ненадежной работы пришлось заменить пять двигателей АМ-42.
На втором опытном экземпляре была перекомпонована система охлаждения и смазки двигателя, установлены новые бронекорпус, крыло, оперение, шасси и четырехлопастный винт, внесены изменения в оборудование и органы управления. Пушки ВЯ заменили на НС-23, вместо пулемета стрелка установили пушку УБ-20, в хвостовой части разместили кассету с 10 авиационными гранатами, в бомбоотсеках — 1000 кг бомб, на наружной подвеске — 2 бомбы по 500 кг. Госиспытания начались в конце мая 1945 г. Самолет развил скорость у земли 461 км/ч. В серию не пошел, поскольку уже выпускался Ил-10, которому Ил-8 уступал по ряду летно-технических данных.

Ил-2И («истребитель бомбардировщиков») — одноместный вариант, переделанный из серийного двухместного Ил-2 с двигателем АМ-38Ф. Выпущен в июле 1943 г. по заданию ГКО. Предназначался для уничтожения бомбардировщиков, транспортных самолетов и подавления средств ПВО. Крыло усилено, сняты пулеметы ШКАС, бомбардировочное вооружение и узлы подвески снарядов PC. Устанавливались две пушки ВЯ-23 (по 150 снарядов) и замки для подвешивания двух бомб по 250 кг. Самолет облегчен на 760 кг. Скорость на высоте 1300 м — 415 км/ч. Серийно не выпускался.

Ил-2КР — корректировщик артиллерийской стрельбы. С лета 1943 г. выпускался малыми сериями. Серийные Ил-2 переоборудовались во фронтовых частях под артиллерийские разведчики. Внешне Ил-2КР отличались от обычных Ил-2 стойкой радиоантенны, перенесенной на козырек фонаря пилота. Более мощную, с большей дальностью действия рацию устанавливали в кабине за бронеспинкой пилота, на уменьшенном фюзеляжном бензобаке. Кроме того, в хвостовой части фюзеляжа разместили фотоаппарат.

Ил-2 двухместный «крыло со стрелкой» — модификация с новым крылом. Летом 1943 г. консоли крыла были переконструированы с целью смещения вперед центровки самолета, нарушенной размещением стрелка с пулеметом. Угол стреловидности крыла по передней кромке был доведен до 15°. Серийный выпуск двухместных Ил-2 АМ-38Ф «со стрелкой» заводы смогли начать только в конце 1943 г. С 1945 г. Ил-2 всех вариантов стали выпускать с дюралюминиевыми консолями крыла и хвостовой частью фюзеляжа.

Ил-1 — одноместный бронированный истребитель малых и средних высот. Спроектирован по заданию ГКО под новый двигатель АМ-42. Разработано новое цельнометаллическое крыло меньшей площади, улучшена форма бронекорпуса, фонаря кабины, обтекателей шасси. Новая кинематическая схема позволила убирать шасси полностью в центроплан, с поворотом колес назад по направлению полета. Вооружение: две пушки ВЯ-23 (по 150 снарядов), в хвостовой части — кассета на 10 авиационных гранат, в перегрузку мог брать 200 кг бомб на наружной подвеске. В мае 1944 г. проходили испытания. На высоте 3260 м самолет развил скорость 580 км/ч. Легко выполнял все фигуры высшего пилотажа. Совершал вираж на вертикали за 20 с (Bf 109G-2 — за 22—23 с). Серийно не выпускался, поскольку необходимость в таком самолете отпала.
Одновременно, под тем же обозначением, разрабатывался второй вариант самолета (будущий Ил-10).
"Самолеты СССР Второй мировой войны." /В.Е. Юденок/
Вложения
il2_11.jpg
il2_10.jpg
il2_08.jpg
il2_07.jpg
il2_06.jpg
Жить стало "легче",жить стало "веселей"!

Аватара пользователя
chumichka
Хитрый лис
 
Автор темы
Сообщения: 422
Зарегистрирован: 28 мар 2009, 08:59
Последний визит: 14 янв 2014, 17:09
Откуда: Глазовъ
Благодарил (а): 93 раз.
Поблагодарили: 65 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 41
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #4 chumichka » 23 авг 2009, 21:52

Опыт боевых действий в начальный период Великой Отечественной войны показал, что при атаках с бреющего полета Ил-2 способны поражать лишь неукрытую живую силу противника и его автотранспорт в местах сосредоточения и в колоннах.
Мотомеханизированные колонны штурмовики Ил-2 обычно атаковали с бреющего полета (высота подхода к цели 25-30 м) вдоль колонны или под углом 15-20° к ее длинной стороне.
Первый удар наносился по голове колонны с целью приостановления ее движения. Дальность открытия огня 500-600 м. Прицеливание осуществлялось по «колонне вообще» с пристрелкой трассирующими пулями из пулеметов ШКАС. Затем, с учетом положения трассы пуль относительно цели, открывался огонь из пушек и PC. Все виды огня (пулеметный, пушечный и PC, а также сброс авиабомб) использовались в одном заходе.
Действенность бортового огня Ил-2 по целям, составлявшим колонны (пехота на машинах, бронемашины, артиллерия и т.д., исключая танки), была достаточно высокой. Хотя, справедливости ради, необходимо отметить, что прицеливание по «колонне вообще», как показали полигонные испытания, в большинстве случаев давало низкую точность стрельбы и атака цели, при всей своей стремительности и внезапности, приводила лишь к бесцельной трате боеприпасов практически без ущерба для противника.
Так, во время проведения в НИП АВ ВВС КА полигонных испытаний стрелково-пушечного вооружения Ил-2 применительно к укоренившемуся в штурмовых авиаполках действующей армии способу атак немецких мотомеханизированных колонн стало ясно, что при атаке колонны, состоящей из танков, автомашин и пехоты общей длиной около 600 м, три летчика 245-го шап, имевшие боевой опыт, в полигонных условиях, то есть в отсутствии противодействия истребителей и зенитной артиллерии противника, смогли добиться всего 9 (!) пулевых попаданий в танк при общем расходе боеприпасов в 300 снарядов к пушкам ШВАК и 1290 патронов к пулеметам ШКАС. Стрельба с прицеливанием по отдельному танку из состава колонны в тех же условиях атак обеспечила в трех вылетах при общем расходе 553 снарядов 20 попаданий в колонну танков, из них 6 попаданий в танк точки наводки, остальные – в другие танки из состава колонны.
Полигонные стрельбы штатными реактивными снарядами PC-82 и PC-132, проведенные в НИП АВ ВВС КА, так же как и опыт боевого применения Ил-2 на фронте, показали недостаточную эффективность этого вида оружия при действии по малоразмерным целям ввиду большого рассеивания снарядов и, следовательно, малой вероятности попадания в цель.
Средний процент попаданий PC-82 в танк точки наводки при стрельбе с дистанции 400-500 м, показанный в материалах отчета, составил 1,1%, а в колонну танков – 3,7%, при этом из 186 выпущенных снарядов было получено всего 7 прямых попаданий. Высота подхода к цели – 100 м и 400 м, углы планирования – 5-10° и 30° соответственно, дальность прицеливания – 800 м. Стрельба велась одиночными снарядами и залпом по 2, 4 и 8 снарядов.
При стрельбах выяснилось, что PC-82 может нанести поражение немецким легким танкам типа Pz.II Ausf F, Pz.38(t) Ausf С, а также бронемашине Sd Kfz 250 только при прямом попадании. Разрыв PC-82 в непосредственной близости от танка (0,5-1 м) никакого поражения ему не наносит. Наименьшее вероятное отклонение получалось в залпе из 4-х РСов при угле планирования 30°.
Результаты стрельб PC-132 были еще хуже. Условия атак были те же, что и при стрельбе PC-82, но дальность пуска – 500-600 м. Вероятное круговое отклонение по дальности PC-132 при углах планирования Ил-2 25-30° примерно в 1,5 раза было выше, чем для PC-82, а для углов планирования 5-10° – практически совпадало.
Для поражения легкого и среднего немецкого танка снарядом PC-132 требовалось только прямое попадание, поскольку при разрыве снаряда вблизи танка, последний существенных повреждений не получал. Однако добиться прямого попадания было очень и очень сложно – из 134 выстрелов РС-132, сделанных в полигонных условиях летчиками с различной степенью подготовки, не было получено ни одного попадания в танк...
В этой связи в выводах отчета по полигонным испытаниям указывалось: «...несмотря на имевшие место прямые попадания PC-82 с поражением легких танков, из-за малой вероятности попадания по цели ограниченных размеров, а также недостаточно высокой поражаемости для других калибров при попадании в непосредственной близости от танков, ведение стрельбы по отдельным танкам и целям малых размеров (или длины) с самолета Ил-2 реактивными снарядами всех калибров считать неэффективным». Вместе с этим в отчете указывалось, что по площадным и линейно вытянутым целям применение PC дает определенный эффект.
Отметим, что усреднение результатов стрельб реактивными снарядами, проведенное специалистами НИП АВ ВВС без учета степени подготовленности летчиков, числа снарядов в залпе и углов планирования штурмовика, нельзя признать корректным при оценке реальной эффективности PC при действии по наземным целям.
Отрицательный же опыт боевого применения PC на фронте объясняется главным образом повышенными (600-700 м) дальностями пуска снарядов и не использованием всего комплекта PC в одном залпе.
Инженерно-технический состав некоторых строевых авиачастей, пытаясь повысить боевую эффективность Ил-2, проводил собственными силами доработку штурмовика, обеспечивая подвеску на самолет увеличенного числа PC. Например, в начале 1942 г. на Северо-Западном фронте два серийных «Ила» были оборудованы местными умельцами под подвеску 8 PC-82 и 8 PC-132 и затем успешно испытаны в боях. Кроме этого, в строевых частях имелись варианты «горбатых» с подвеской 24 (!) PC-82. Несмотря на повышение боевой эффективности доработанных таким образом штурмовиков, от установки на Ил-2 увеличенного числа PC, ввиду значительного снижения скорости полета машины, вскоре отказались.
Что касается эффективности поражения немецкой бронетехники пушечным вооружением, то очень быстро выяснилось, что атаки немецких легких (Pz.II Ausf F, Pz.38(t) Ausf С) и средних (Pz.IVAusf D, Pz.III Ausf G и StuG III Ausf E – штурмовое орудие) танков штурмовиками Ил-2, вооруженных пушками ШВАК, вдоль колонны совершенно неэффективны ввиду того, что лобовая броня немецких танков имела толщину 25-50 мм и снарядом пушки ШВАК не пробивалась.
Полигонные испытания пушки ШВАК при стрельбе по трофейным немецким танкам, проведенные в июне-июле 1942 г. показали, что снаряд БЗ-20 пушки ШВАК может пробить броню из хромомолибденовой стали с повышенным (до 0,41%) содержанием углерода толщиной до 15 мм (танки Pz.II Ausf F, Pz.38(t) Ausf С, БТР Sd Kfz 250) при углах встречи близких к нормали с дистанции не более 250-300 м. При отклонении от этих условий стрельба из пушки ШВАК становилась неэффективной. Так, при увеличении угла встречи снаряда с броней выше 40° получались сплошные рикошеты даже на участках брони толщиной 6-8 мм. Например, из 19 попаданий, полученных при стрельбах из этой пушки по Sd Kfz 250 (высота подхода 400 м, угол планирования 30°, дистанция открытия огня 400 м), имелось 6 сквозных пробоин в борту (толщина брони 8 мм), 4 – в крыше капота мотора (толщина брони 6 мм), 3 рикошета и 6 попаданий в ходовую часть. Попадания же в ходовую часть существенных поражений бронетехнике,как правило, не наносили.
При стрельбе по легким танкам (высота подхода 100 м, угол планирования 5-10°, дистанция открытия огня 400 м) из 15 попаданий 3 попадания пришлись в бортовую часть (толщина брони 15 мм) с одним застреванием сердечника, одним рикошетом и одним пробитием брони, что говорит о предельных возможностях снаряда БЗ-20, 7 попаданий в ходовую часть, а остальные 5 снарядов, попавшие в крышу башен танков (2 снаряда в башню танка Pz.38(t) Ausf С и 3 снаряда – в Pz.II Ausf F, толщина брони 10 мм), дали рикошет. Кроме того, необходимо учитывать, что большая часть борта этих танков, в нижней ее части, закрыта роликами, колесами, гусеницей и другими деталями ходовой части, поэтому чистая бортовая броня (толщиной 15 мм) составляет малую площадь.
При стрельбе же по среднему немецкому танку Pz.III Ausf G в этих же условиях во всех 24 попаданиях вообще не было получено ни одного пробития брони.
В выводах по испытаниям указывалось, что стрельба с самолета Ил-2 из пушек ШВАК по немецким легким и средним танкам совершенно неэффективна: «Самолеты Ил-2, вооруженные пушками ШВАК, по танкам использовать неэффективно, а лучше использовать их на 5-10 км в тылу по пехоте и горючему, обеспечивающему танки».
Появление на фронте с августа 41-го штурмовиков Ил-2 с пушками ВЯ-23 калибра 23 мм хотя и повысило в целом боевую эффективность штурмовых авиачастей, но не настолько сильно, как этого хотелось бы – результативность модифицированных «Илов» против бронетехники вермахта оставалась невысокой.
Полигонные испытания показали, что при стрельбе из пушек ВЯ-23 бронебойно-зажигательным снарядом БЗ-23 с самолета Ил-2 под углами планирования до 30° (высота подхода 100-600 м) возможно поражение легких немецких танков типа Pz.II Ausf F и Pz.38(t) Ausf С при попадании снаряда в борт и заднюю часть танка с дистанции 300-400 м, так как толщина брони в этих местах не превышала 15 мм. Поражение крыши башен этих танков (толщина брони 10 мм) с таких же дистанций также возможно, но при углах пикирования более 40°.
Из 53 попаданий в эти танки, полученных при выполнении 15 самолето-вылетов, только в 16 случаях было получено сквозное пробитие (30% от числа попавших в танки снарядов) брони, в 10 случаях были получены вмятины в броне и рикошеты, остальные попадания пришлись в ходовую часть. Попадания же БЗ-23 в ходовую часть танка повреждений ему не наносили. При этом все 16 сквозных пробоин в броне танков пришлись на атаки под углом планирования 5-10° (высота подхода 100 м, дистанция открытия огня 300-400 м).
Поражение брони танка Pz.38(t) Ausf Е с усиленным бронированием (лоб корпуса и башни – до 50 мм, а борт корпуса над ходовой частью и борт башни – до 30 мм) при тех же условиях атаки было возможным только в борт у ходовой части танка, где устанавливалась броня толщиной 15 мм. Однако попадание в чистую броню этой части танка было маловероятным, поскольку большая площадь закрывалась роликами, колесами и гусеницами.
Лобовая броня всех немецких легких танков, имеющая толщину 25-50 мм, при стрельбе из пушки ВЯ-23 снарядом БЗ-23 при атаке с воздуха с Ил-2 не пробивалась.
Что касается средних немецких танков типа Pz.IV Ausf D, Pz.III Ausf G и StuG III Ausf Е с толщиной бортовой брони 30 мм, лобовой – 50 мм, надмоторной брони – 15-18 мм и крыши башен – 10-17 мм, стоявших в это время на вооружении вермахта, то их броня при стрельбе с самолета Ил-2 снарядами БЗ-23 пушки ВЯ-23 не поражалась ни с одного направления атаки.
Из 62 попаданий в немецкие средние танки (Pz.III Ausf G и StuG III Ausf Е), полученных при полигонных стрельбах с воздуха, было только одно сквозное пробитие (в броне толщиной 10 мм), одно застревание сердечника, 27 попаданий в ходовую часть, не наносящих существенных повреждений танку, остальные попадания снарядов дали либо вмятины, либо рикошеты.
Анализ результатов полигонных стрельб показывает, что устойчивое поражение средних немецких танков можно было обеспечить (крыша башни Pz.III Ausf G и надмоторная часть танка Pz.IV Ausf D с толщиной брони 10 мм) только с пикирования под углами более 40° с дальностей 300-400 м. Однако пилотирование штурмовика Ил-2 на этих режимах было очень сложным, а вероятность попадания в уязвимые части танков, из-за малой их площади, была все же небольшой.
Другими словами, штурмовик Ил-2, вооруженный пушками ВЯ-23, мог наносить поражение только легким немецким танкам, да и то при атаке последних сзади или сбоку под углами планирования до 30°. Атака же самолетом Ил-2 любого немецкого танка спереди как с планирования, так и с бреющего полета была совершенно неэффективна, а средних немецких танков – также и при атаке сзади.
По мнению летчиков-испытателей самая удобная и эффективная стрельба с самолета Ил-2 из пушек ВЯ-23 по немецким танкам, с точки зрения ориентировки, маневрирования, времени нахождения на боевом курсе, точности стрельбы и т.д., являлась стрельба с планирования под углом 25-30° при высоте ввода в планирование 500-700 м и скорости ввода 240-220 км/ч (высота вывода – 200-150 м). Скорость планирования одноместного Ил-2 при этих углах увеличивалась незначительно – всего на 9-11 м/с, что допускало маневрирование для наводки по прицелу и трассе. Полное время атаки цели (устранение бокового скольжения при развороте на цель, прицеливание и ведение огня из пушек) в этом случае было вполне достаточным и колебалось от 6 до 9 сек, что позволяло летчику сделать две-три прицельные очереди из расчета, что на устранение бокового скольжения штурмовика при развороте на цель необходимо затратить около 1,5-2 сек, на прицеливание и исправление наводки между очередями требуется также 1,5-2 сек, а длина очереди не превышает 1 сек (ведение огня из пушек ВЯ более 1-2 сек приводило к существенному нарушению наводки и к резкому увеличению рассеивания снарядов, то есть к снижению точности стрельбы). Дальность начала прицеливания по танку составляла 600-800 м, а минимальная дистанция открытия огня – около 300-400 м.
В соответствии с результатами стрельб с воздуха с самолета Ил-2 по немецким танкам специалистами были определены и оптимальные способы атак танковых и мотомеханизированных колонн. Наилучшие результаты получились при атаке колонны сзади вдоль или сбоку при угле планирования 30° с высот 500-700 м, дальность начала прицеливания порядка 800 м, а ведения огня – до 200-300 м, прицеливание производилось по отдельному танку или автомашине из состава колонны. Атака должна была проводиться в нескольких заходах. Причем в первом заходе удар наносился по голове колонны сначала стрельбой РСами (дистанции пуска – 600-700 м), а затем стрельбой из пушек. В последующих заходах сбрасывались авиабомбы и велся огонь из пулеметов и пушек.
Расчеты, основанные на результатах полигонных испытаний и анализе боев, показывают, что летчик с хорошей летной и стрелковой подготовкой, осуществляя на Ил-2 залповый пуск 4 PC-82 с дальности 300 м под углом планирования 30°, вполне мог в боевых условиях поразить средний немецкий танк типа Pz.III Ausf J с вероятностью 0,08, а при залпе из 8 PC-82 – с вероятностью порядка 0,25. Выполнение же одиночных или парных пусков PC-82 с дальности 600-700 м могло обеспечить вероятность поражения танка в тех же условиях лишь в 6-7 раз меньшую.
Использование же двух видов вооружения штурмовика в одном заходе не позволяло с максимальной эффективностью использовать второй по счету вид оружия, поскольку точность прицеливания в этом случае существенно снижалась.
Действительно, при стрельбе, например, РСами с пикирования под углом 30° (высота 600 м) точку прицеливания необходимо выносить вперед от цели на 10 м, тогда как при стрельбе из пулеметов ШКАС – на 35 м, из пушек ВЯ – на 13 м, и из пушек ШВАК – на 40 м. То есть для одновременного использования этих видов оружия необходимо прицеливаться одновременно в разные точки, что практически невозможно.
Оценки, основанные на результатах полигонных испытаний влияния степени подготовленности летчиков на точность стрельбы, показывают, что эффективность стрельбы из второго вида оружия снижалась примерно на 20-70% (в зависимости от типа оружия).
Анализ боевых возможностей бортового вооружения Ил-2 показывает, что более правильным было бы атаковать короткую цель (бронированную или небронированную) как минимум в трех заходах с планирования под углами 25-30° с высот 500-700 м, применяя в каждом заходе только один вид вооружения. Например, в первом заходе осуществляется пуск PC залпом из 4-х снарядов с дистанции 300-400 м, затем, во втором заходе, на выходе из планирования выполняется сброс авиабомб, а начиная с третьего захода цель обстреливается пушечно-пулеметным огнем с дистанций не более 300-400 м. Атака длинной цели вполне могла бы производиться и с бреющего полета, но обязательно с раздельным использованием каждого вида вооружения Ил-2 при дальностях залпового пуска PC и начала пулеметно-пушечной стрельбы не более 400 м.
На основе изучения боевого опыта первого периода войны Оперативное Управление ГШ ВВС КА в ориентировочных расчетах норм боевых возможностей штурмовика Ил-2 при действиях по танкам в боевых порядках на поле боя указывало, что для поражения одного легкого танка типа Pz.II или Pz.38(t) необходимо высылать наряд в 4-5 самолетов Ил-2, а для поражения одного среднего танка типа Pz.IV, Pz.III или StuG III требовалось уже 12-15 «ильюшиных»...
ПРОТИВОТАНКОВЫЙ «ИЛЬЮШИН» – ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

В конце декабря 1942 г. в 688-й шап 228-й шад 16-й ВА для прохождения войсковых испытаний поступили 8 одноместных штурмовиков Ил-2 постройки авиазавода № 18 с мотором AM-38, вооруженных, помимо двух крыльевых пулеметов ШКАС, двумя 37-мм авиационными пушками конструкции 0КБ-15 Б.Г.Шпитального ШФК-37 (Шпитальный фюзеляжно-крыльевая калибра 37 мм).
Девятый Ил-2 с пушками ШФК-37 прибыл в полк лишь 18 января 1943 г. и в войсковых испытаниях участия не принимал.
Штурмовики Ил-2 с пушками ШФК-37 принимали участие в боевых действиях авиаполка с 27.12.42 г. по 23.01.43 г. под Сталинградом при ликвидации немецкой окруженной группировки в полосе 65-й армии генерал-лейтенанта П.И.Батова. Боевые действия велись с полевых аэродромов сх.«Пролетарий», затем станицы Качалинская.
Задание на постройку такого самолета С.В.Ильюшин получил еще весной 1941 г. Однако, в связи с сильной загруженностью ОКБ работами по серийному Ил-2 АМ-38 и дефектов пушки ШФК-37, выявившихся в ходе эксплуатации, Ил-2, вооруженный такими пушками, был построен заводом № 18 лишь к концу июня 1941 г., а все необходимые летные испытания штурмовика проведены к 8 июля.
Ввиду непоставки в срок наркоматом вооружения снарядов к ШФК-37 начальник 3-го Управления опытного строительства ГУ ВВС КА военный инженер 1-го ранга П.И.Матаев только в конце августа разрешил начальнику НИП АВ ВВС КА п-ку Шевченко принять Ил-2 с ШФК-37 для производства полигонных испытаний, после чего в течение двух недель (в период с 1 по 15 сентября) вооружение нового штурмовика было благополучно испытано стрельбой на земле и в воздухе.
Государственные испытания Ил-2 (зав. №181404) с ШФК-37 с целью выявления его летных данных проводились в НИИ ВВС КА с 23 сентября по 12 октября 1941 г. Всего по программе испытаний (ведущий инженер – военинженер 3-го ранга Холопов, ведущий летчик – м-р Стадник) было выполнено 24 полета с общим налетом 10 часов 6 мин.
Большие габаритные размеры пушек ШФК-37 и магазинное питание (емкость магазина 40 снарядов) определили их размещение в обтекателях под крылом самолета Ил-2. Из-за установки на пушке большого магазина ее пришлось сильно опустить вниз относительно строительной плоскости крыла (оси самолета), что не только усложнило конструкцию крепления пушки к крылу (пушка крепилась на амортизаторе и при стрельбе перемещалась вместе с магазином), но и потребовало сделать для нее громоздкие с большим поперечным сечением обтекатели. Вес пушки с установкой на самолете Ил-2 составлял 302,5 кг.
Помимо пушек и пулеметов, в состав вооружения штурмовика входили 8 ракетных орудий РО-82. Бомбы только в перегрузку – до 200 кг.
Госиспытания показали, что летные данные Ил-2 с крупнокалиберными авиапушками ШФК-37, по сравнению с обычным серийным одноместным Ил-2 с пушками ШВАК или ВЯ, заметно снизились. Самолет стал более инертным и сложным в технике пилотирования, особенно на виражах и разворотах на малой высоте. На больших скоростях ухудшилась маневренность. Летчики жаловались на значительные нагрузки на рули при выполнении маневров. Тем не менее, результаты летных испытаний нового штурмовика были признаны в целом удовлетворительными.
При нормальном полетном весе 5864 кг максимальная скорость у земли не превышала 373 км/ч, на высоте 2400 м – 409 км/ч. Время подъема на высоту 1000 м – 2,12 мин, на высоту 2500 м – 5,36 мин. Посадочная скорость -146 км/ч. Разбег – 515 м, пробег на посадке – 535 м. Максимальная скоростная дальность полета (0,9Vmax) составляла 582 км, на наивыгоднейшей скорости полета – 728 км.
Темп стрельбы ШФК-37 по данным полигонных испытаний в среднем равнялся 169 выстрелам в минуту при начальной скорости снаряда около 894 м/с.
В боекомплект пушки входили бронебойно-зажигательно-трассирующие (БЗТ-37) и осколочно-зажигательно-трассирующие (ОЗТ-37) снаряды.
Снаряд БЗТ-37 обеспечивал пробитие немецкой танковой брони толщиной 30 мм (твердость по Бринелю 3,15) под углом 45° к нормали с дистанции не более 500 м. Броню толщиной 15-16 мм и меньше (твердость по Бринелю 2,62) снаряд пробивал (или проламывал) при углах встречи не более 60° на тех же дистанциях. При этом при пробитии 30-мм брони снаряд выдавливал ее по своему калибру и делал глубокую вмятину на противоположной внутренней стенке корпуса танка. Выдавленная же броня и оставшиеся части снаряда производили сильные разрушения внутри танка.
Броня толщиной 50 мм (лобовая часть корпуса и башни средних немецких танков StuG III Ausf Е и Pz.III Ausf G, твердость по Бринелю 3,3) пробивалась снарядом БЗТ-37 с дистанций не более 200 м при углах встречи не превышающих 5°.
Осколочный же снаряд к пушке ШФК-37 – ОЗТ-37 пробивал немецкую танковую броню толщиной не более 15 мм (твердость по Бринелю 2,62) с дистанций не превышающих 200 м при углах встречи близких к нормали.
Проведенные стрельбы с воздуха из пушки ШФК-37 по трофейной немецкой бронетехнике показали, что снаряд БЗТ-37 обеспечивал поражение немецких легких танков типа Pz.38(t) Ausf С и Pz.II Ausf F с дистанций до 500 м с любого направления и при любых углах планирования. Причем попадание снарядов в эти танки давало проломы брони и сквозные пробития через оба борта корпуса танков.
Поражение же средних немецких танков типа StuG III Ausf E и Pz.III Ausf G, а также танка Pz.38(t) Ausf E с усиленным бронированием с толщиной брони на бортах до 30 мм обеспечивалось снарядом БЗТ-37 с дистанций не более 500 м, но при углах планирования не более 30°. При этом атаку танков этих типов необходимо было производить в бок колонны или вдоль нее с хвоста, ведя стрельбу по борту или по задней части корпуса и башни танков.
На испытаниях из 33 прямых попаданий в средний танк Pz.III Ausf G и легкие танки Pz.II Ausf F и Pz.38(t) Ausf С имели место только 24 пробоины, из которых 17 пробоин оказались в броне толщиной 30 мм, 1 рикошет от 16-мм брони, когда угол встречи снаряда с броней составил 75-80°, и остальные пробоины – в 15-16-мм броне. При этом 51,5% попаданий снарядов пушки ШФК-37 по среднему танку и 70% попаданий по легкому танку выводили их из строя.
Попадания 37-мм снарядов в ролики, колеса и другие детали ходовой части танков наносили им существенные разрушения, как правило, выводящие танк из строя.
В отчете по полигонным испытаниям пушек ШФК-37 на самолете Ил-2 особо отмечалось, что летный состав должен быть хорошо натренирован в ведении прицельного огня короткими очередями (2-3 снаряда в очереди) по малоразмерным целям типа отдельный танк, автомашина и т.д. То есть для успешного применения Ил-2 с пушками ШФК-37 летчик-штурмовик должен был иметь отличную стрелковую и летную подготовку.
Дело в том, что прицельная стрельба из пушек ШФК-37 на самолете Ил-2 была в значительной степени затруднена вследствие сильной отдачи пушек при стрельбе и. несинхронности в их работе. Последнее, из-за большого разноса пушек относительно центра масс самолета, а также вследствие недостаточной жесткости крепления пушечной установки, приводило к тому, что штурмовик при стрельбе испытывал сильные толчки, «клевки» и сбивался с линии прицеливания, а это в свою очередь, с учетом недостаточной продольной устойчивости «Ила», приводило к значительному рассеиванию снарядов и резкому снижению (примерно в 4 раза) точности стрельбы.
Стрельба же из одной пушки была совершенно невозможной. Штурмовик сразу же разворачивался в сторону стреляющей пушки так, что ввести поправку в прицеливание не представлялось возможным.
Тем не менее, общий вывод по испытаниям состоял в том, что штурмовик Ил-2 с пушками ШФК-37 является эффективным средством борьбы с немецкими легкими и средними танками. Рекомендовалось построить небольшую серию таких самолетов для проведения войсковых испытаний и сформировать в полках специальные группы летчиков-штурмовиков, обученных прицельной стрельбе из крупнокалиберных пушек с Ил-2 по наземным целям и натренированных для борьбы с немецкими танками.
В свете вышеизложенного не может не вызвать недоумения письмо С.В. Ильюшина (№ 1229 от 22.09.41 г.), которое последний, не дожидаясь официального окончания государственных летных испытаний Ил-2 с ШФК-37, направил на имя И.В.Сталина. В этом письме С.В.Ильюшин докладывал буквально следующее: «На самолет Ил-2 в августе с. г. мною были установлены 2 пушки 37 мм конструкции Шпитального с запасом снарядов 40 штук на пушку, а весь запас снарядов 80 штук. Самолет с этими пушками прошел Государственные испытания в НИПАВ ГУ ВВС. Стрельба с самолета Ил-2 из этих пушек производит сильное впечатление мощностью огня и точностью попадания. Это уже настоящая летающая артиллерия. ...Достоинство самолета Ил-2 с установленными пушками состоит в том, что можно будет вести с самолета прицельную, очень точную стрельбу, и к тому же стрельбу начинать с дистанции 3-х и более километров, когда вражеские войска нашего самолета не видят и не слышат...»
В заключение письма Ильюшин внес предложение «поручить заводу №1 оборудовать два авиаполка самолетов Ил-2 пушками 37 мм типа конструкции Шпитального по 2 пушки на самолет с запасом снарядов по 40 штук на пушку».
Налицо явное желание Главного конструктора выдать действительное положение дел за желаемое...
После обсуждения предложения С.В.Ильюшина 26 ноября 1941 г. вышло Постановление ГКО о постройке на заводе № 18 войсковой серии Ил-2 с ШФК-37 в количестве 20 машин.
Ввиду сильной загруженности ОКБ и серийного завода налаживанием бесперебойного производства «Илов» на новом месте в Куйбышеве постройка войсковой серии Ил-2 с пушками ШФК-37 затянулась до сентября 1942-го, при этом вместо 20 было построено только 9 машин (то есть всего 10 самолетов этого типа, включая один опытный «Ил»), которые после проведения летчиком-испытателем Е.Н.Ломакиным заводских испытаний и были направлены под Сталинград в состав 228-й шад 16-й ВА Донского фронта.
Отметим, что имеющиеся в распоряжении авторов отрывочные данные штаба ВВС Западного фронта позволяют сделать вывод о том, что опытный Ил-2 с ШФК-37 в ноябре-декабре 41-го принимал участие в боевых действиях под Москвой в составе 312-го шап 47-й сад по программе войсковых испытаний и получил отрицательную оценку. «Летный состав и ведущие сильно возражают против постановки на Ил-2 двух 37-мм пушек...», – отмечалось в одном из докладов командира 312-го шап. Однако официальных данных о результатах боевого применения Ил-2 с ШФК-37 под Москвой (отчета о войсковых испытаниях) авторам пока найти не удалось.
За все время войсковых испытаний на фронте под Сталинградом Ил-2 с ШФК-37 совершили 75 боевых самолето-вылетов с общим налетом 68 часов 42 минуты, выполняя задания совместно с «Илами», вооруженными пушками ВЯ и ШВАК. Боевые вылеты выполнялись как без сопровождения, так и в сопровождении истребителей. Один Ил-2 с ШФК-37 был сбит над целью, второй – подбит (сел на вынужденную на линии фронта на нейтральной полосе и ввиду невозможности эвакуации был уничтожен бомбами). Остальные машины получили повреждения. От начала и до конца войсковых испытаний прошли только два «Ила», которые выполнили 44 боевых вылета.
Штурмовики действовали главным образом по самолетам на аэродромах и автотранспорту противника. В отдельных случаях – по огневым точкам на поле боя, ДЗОТам, бронемашинам и танкам. Общий расход боеприпасов составил: к пушкам ШФК-37 – 2255 снарядов, к пулеметам ШКАС – 26840 патронов, PC-82 – 523, фугасных авиабомб типа ФАБ-100 -107, осколочных авиабомб типа АО-25 – 87.
Атаки наземных целей производились с планирования под углами 25-30° с высот 1300-1000 м. По донесениям летчиков огнем пушек ШФК-37 было уничтожено 2 танка, 4 самолета на аэродромах, около 50 автомашин, один склад с боеприпасами и 2 зенитные батареи. Кроме того, летчиками наблюдались попадания в 3 танка, 4 самолета, 14 автомашин и 1 бронемашину, недостоверность поражения целей подтвердить не могли.
Средний расход боекомплекта к пушкам ШФК-37 за один самолето-вылет составил 37,6%. Это, с одной стороны, говорит о том, что целей, достойных для пушек ШФК-37, в боевых вылетах было мало, а с другой стороны, указывает на недостаточную эффективность стрельбы с самолета Ил-2 из такой пушки по малоразмерным целям.
За время войсковых испытаний отмечалось несколько случаев применения ШФК-37 по воздушным целям, но все они были неудачными.
В течение всего времени испытаний пушки ШФК-37 работали ненадежно – средний процент настрела боекомплекта, приходящийся на один отказ, составил всего 54%. То есть почти каждый второй вылет на боевое задание Ил-2 с пушками ШФК-37 сопровождался отказом хотя бы одной из пушек. Ведение же прицельной стрельбы из одной пушки было практически невозможным. Кроме того, малый запас продольной устойчивости и усложнение техники пилотирования самолета Ил-2 с пушками ШФК-37 в сочетании с недостаточной жесткостью крыльевых пушечных установок и сильной отдачей самих пушек при стрельбе приводили к тому, что строевые летчики в одной прицельной очереди могли использовать не более 2-3-х снарядов. Максимальная же бомбовая нагрузка штурмовика составляла всего 200 кг. Все это существенно снижало боевую ценность нового штурмовика.
Оценки показывают, что в реальных условиях боев летчик с хорошей летной и стрелковой подготовкой на Ил-2 с ШФК-37 мог обеспечить вероятность поражения немецкого среднего танка типа Pz.III G в одном заходе (атака сбоку, угол планирования 25-30°, дистанция открытия огня 300-400 м) порядка 0,04-0,02, а бронетранспортера типа Sd Kfz 250 – около 0,09-0,06. То есть для гарантированного уничтожения на поле боя одной единицы бронетехники вермахта необходимо было выделять, как минимум, два десятка бронированных «Илов».
В результате установка пушек ШФК-37 на самолет Ил-2 у большинства строевых летчиков поддержки не нашла.
В заключение «Доклада о войсковых испытаниях на боевое применение самолетов Ил-2АМ-38, вооруженных 37-мм пушками конструкции ОКБ-15» (отв. исполнители – Белякин, Никитин, Лорченко), указывалось, что: «1. Самолеты Ил-2 с пушкой ШФК-37, испытание на боевое применение не дали должной эффективности в связи с недоработкой пушек, невозможностью ведения прицельного огня по точечным целям, большим рассеиванием снарядов и ухудшением маневренности самолета. 2. Считать необходимым иметь на вооружении ВВС КА самолеты Ил-2 с пушками 37 мм, обеспечивающими безотказную работу пушечных установок и ведение прицельного огня, не допуская ухудшения летных качеств серийного самолета Ил-2...»
В итоге Ил-2 с ШФК-37 в крупномасштабное серийное производство запущен не был.
Отметим, что с целью повышения противотанковых свойств Ил-2 по инициативе С.В.Ильюшина в октябре 1942 г. рассматривался вопрос о создании на базе пушки ВЯ-23 авиационного пулемета под патрон 14,5-мм противотанкового ружья, который обладал прекрасными бронепробивными свойствами. Однако никаких сведений о результатах этих работ пока найти не удалось.
ПРОТИВОТАНКОВЫЙ «ИЛЬЮШИН» – ВТОРАЯ ПОПЫТКА

К весне 1943 г. единственными бронецелями вермахта, с которыми «Илы» еще могли успешно бороться, применяя пушечное вооружение, остались лишь легкобронированные бронемашины, бронетранспортеры, а также САУ (типа «Wespe» и т.д.) и противотанковые СУ (типа «Marder II» и «Marder III»), созданные на базе легких танков. Собственно легких танков в составе панцерваффе на Восточном фронте к этому времени уже почти не осталось. Они были вытеснены более мощными средними и тяжелыми танками.
В этой связи с целью повышения противотанковых свойств штурмовой авиации Красной Армии Постановлением ГКО № 3144 от 8 апреля 1943 г. завод № 30 обязывался выпускать двухместные штурмовики Ил-2 АМ-38ф с двумя пушками калибра 37 мм 11 П-37 ОКБ-16 с боекомплектом по 50 снарядов на пушку, без реактивных снарядов, с бомбовой нагрузкой 100 кг в нормальном варианте и 200 кг в перегрузочном. Боезапас пулеметов ШКАС и УБТ сохранялся прежним. В мае месяце завод должен был изготовить 50 новых штурмовиков, в июне – 125, в июле – 175 и с августа перейти на выпуск всех самолетов с крупнокалиберными авиапушками.
Боекомплект к пушке НС-37 состоял из патронов с бронебойно-зажигательно-трассирующими (БЗТ-37) и осколочно-зажигательно-трассирующими (ОЗТ-37) снарядами. Бронебойные снаряды предназначались для поражения наземных бронированных целей, а осколочные – для поражения воздушных целей. Кроме того, для новой пушки был разработан и подкалиберный снаряд, обеспечивающий пробитие брони толщиной до 110 мм.
В апреле 30-м авиазаводом было изготовлено 5 Ил-2 с НС-37 головной серии, один из которых (зав. № 302349) 27 мая поступил на государственные испытания в НИИ ВВС КА. Последние после выполнения 26 полетов с налетом 11 час. 35 мин. успешно завершились к 22 июня 1943 г. (ведущий летчик-испытатель А.И.Кабанов, ведущий инженер В.С.Холопов, летчики облета майор А.К.Долгов и инженер-майор А.В. Синельников).
Предъявленный на госиспытания штурмовик отличался от серийных Ил-2 только установкой двух пушек НС-37 с боекомплектом по 60 снарядов на ствол и отсутствием PC. Нормальная бомбовая нагрузка – 200 кг.
Ленточное питание пушек НС-37 позволило специалистам ОКБ С.В.Ильюшина разместить их непосредственно у нижней поверхности крыла с использованием конструктивно очень простого и быстроразъемного крепления. Пушки закрывались относительно небольшими обтекателями, каждый из которых состоял из двух легко открывающихся створок. Боекомплект к каждой пушке укладывался непосредственно в отсеки крыла. Вес одной пушки НС-37 с боекомплектом равнялся 256 кг.
При полетном весе 6277 кг максимальная скорость штурмовика на высоте 1320 м составила 387 км/ч, у земли – 375 км/ч. Практический потолок нового самолета не превышал 5200 м, при этом время подъема на высоту 1000 м составляло 3 мин. Максимальная дальность полета штурмовика не превышала 685 км.
По сравнению с серийными «Илами» вооруженными пушками ШВАК или ВЯ, Ил-2 с НС-37 и с бомбовым грузом в 200 кг стал более инертным, сложным на вираже и на боевом развороте.
Ухудшение пилотажных характеристик нового штурмовика, так же как и Ил-2 с пушками ШФК-37, было связано с большим разносом масс по размаху крыла и наличием обтекателей пушек, ухудшающих общую аэродинамику самолета. Во всем диапазоне центровок Ил-2 с НС-37 не имел продольной устойчивости, что существенно снижало прицельность стрельбы в воздухе. Последнее усугублялось сильной отдачей пушек при стрельбе из них. По данным НИИ АВ ВВС КА (письмо начальника НИИ АВ генерал-майора М.В.Гуревича от 19.11.1943 г. на имя С.В.Ильюшина) максимальная сила отдачи, действовавшая в течение около 0,03 сек, на наземном станке (существующая в то время аппаратура не позволяла произвести измерение «фактической силы отдачи» на самолетах и тем более при стрельбе в воздухе) составляла весьма значительную величину – порядка 5500 кг, а среднее значение силы отдачи примерно равнялось 2500 кг. Все это приводило к большому рассеиванию снарядов при стрельбе в воздухе.
Полигонные испытания, проведенные в НИИ АВ ВВС КА, показали, что стрельбу с самолета Ил-2 из пушек НС-37 необходимо вести только короткими очередями длиной не более 2-3-х выстрелов, так как при стрельбе одновременно из двух пушек вследствие несинхронности их работы самолет испытывал значительные толчки, клевки и сбивался с линии прицеливания. Поправка в прицеливание в этом случае в принципе была возможна.
При стрельбе из одной пушки попадание в цель было возможно только первым выстрелом, так как штурмовик разворачивался в сторону стреляющей пушки и поправка в прицеливание становилась практически невозможной. Поражение же точечных целей – танков, бронемашин, автомобилей и т.д. при нормальной работе пушек было возможным.
При этом попадания в танки были получены лишь в 43% вылетов, а число попаданий к израсходованному боекомплекту составило 2,98%.
Анализ результатов полигонных испытаний показывает, что поражение 37-мм снарядом БЗТ-37 из авиапушки НС-37 с самолета Ил-2 легких немецких танков, бронемашин и бронетранспортеров всех типов, а также САУ типа «Wespe» и противотанковых СУ типа «Marder II» и «Marder III» обеспечивалось с дистанции до 500 м с любого направления. Средние немецкие танки типа StuG 40 (штурмовое орудие), Pz. III Ausf I/M и Pz. IV Ausf G/H, а также появившиеся позже StuG IV и истребитель танков Jgd Pz IV/70 с толщиной брони на бортах до 30 мм могли поражаться БЗТ-37 с дистанции до 500 м с планирования под углами 5-10° с высот 100 м. В этом случае атаку необходимо было производить сбоку или сзади, ведя стрельбу по борту или по задней части корпуса и башни танков.
Попадания снарядов этой пушки в ролики и другие детали ходовой части танков всех типов производили существенные разрушения, выводящие последние из строя.
В выводах отчета по Государственным испытаниям особо обращалось внимание на то, что летный состав, летающий на самолетах Ил-2, вооруженных пушками НС-37, должен пройти специальную подготовку в ведении прицельной стрельбы короткими очередями по малоразмерным целям (отдельные танки, автомашины, и т.д.). Тридцатому авиазаводу НКАП и ОКБ-16 НКВ рекомендовалось срочно установить на пушку дульный тормоз.
Кроме того, указывалось, что Ил-2 с НС-37 необходимо было испытывать с боекомплектом к пушкам по 50 снарядов и нормальной бомбовой нагрузкой в 100 кг, как было записано в Постановлении ГКО.
В дальнейшем все серийные Ил-2 с НС-37 выпускались именно в таком варианте вооружения. Летно-технические данные самолета несколько улучшились. При полетном весе 6160 кг максимальная скорость на высоте 1320 м составила 405 км/ч, у земли – 391 км/ч. Время подъема на высоту 1000 м – 2,2 мин.
Как видно, при установке пушек НС-37 на двухместный Ил-2 конструкторы столкнулись с теми же проблемами, что и при установке на одноместный «Ил» пушек ШФК-37.
Основным же средством борьбы с немецкими танками в этот период войны стала противотанковая авиационная бомба кумулятивного действия весом 1,5 кг в габаритах стоящей на вооружении ВВС КА авиабомбы массой 2,5 кг – ПТАБ-2,5-1,5. Новая авиабомба была разработана в ЦКБ-22 под руководством И.А.Ларионова.
Действие новой бомбы сводилось к следующему. При ударе о броню танка срабатывал взрыватель, который через тетриловую детонаторную шашку вызывал детонацию заряда взрывчатого вещества. При детонации заряда, благодаря наличию кумулятивной воронки и металлического конуса в ней, создавалась кумулятивная струя, которая, как показали полигонные испытания, пробивала броню толщиной до 60 мм при угле встречи 30° с последующим разрушающим действием за броней: поражение экипажа танка, инициирование детонации боеприпасов, а также воспламенение горючего или его паров.
Минимальная высота, обеспечивающая выравнивание бомбы до встречи с поверхностью брони танка и безотказность ее действия, равнялась 70 м.
В бомбовую зарядку самолета Ил-2 входило до 192 авиабомб ПТАБ-2,5-1,5 в 4-х кассетах мелких бомб (по 48 штук в каждой) или до 220 штук при их рациональном размещении навалом в 4-х бомбоотсеках.
При сбрасывании ПТАБ с высоты 200 м с горизонтального полета при скорости полета 340-360 км/ч одна бомба попадала в площадь, равную в среднем 15 кв.м, при этом, в зависимости от бомбовой загрузки, общая область разрывов занимала полосу 15х(190-210) кв.м, что обеспечивало практически гарантированное поражение находящегося в этой полосе любого танка вермахта. Дело в том, что площадь, занимаемая одним танком, составляла величину порядка 20-22 кв.м, а попадание хотя бы одной бомбы в танк было вполне достаточным для вывода его из строя, в большинстве случаев безвозвратно.
Таким образом, ПТАБ представляла собой довольно грозное оружие для того времени. К слову сказать, Главный конструктор ЦКБ-22 И.А.Ларионов за создание ПТАБ-2,5-1,5 и взрывателя к ней АД-А в январе 44-го был награжден орденом Ленина, а в 1946 г. – удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.

«ИЛЫ» ПРОТИВ ТАНКОВ

В первый же день сражения на Курской дуге, 5 июля 1943 г., ВВС Красной Армии впервые применили противотанковые авиабомбы кумулятивного действия ПТАБ-2,5-1,5. Первыми новые авиабомбы опробовали летчики 2-й гвардейской и 299-й штурмовых авиадивизий 16-й ВА, действуя против немецких танков на участке ст.Малоархангельск, Ясная Поляна. Здесь танки и мотопехота противника провели в течение дня до 10 атак.
Массовое применение ПТАБ имело ошеломляющий эффект тактической неожиданности и оказало сильное моральное воздействие на противника. Немецкие танкисты, впрочем, как и советские, к третьему году войны уже привыкли к относительно низкой эффективности бомбоштурмовых ударов авиации. Поэтому на первых порах сражения немцы совершенно не применяли рассредоточенные походные и предбоевые порядки, то есть на маршрутах движения в составе колонн, в местах сосредоточения и на исходных позициях, за что и были жестоко наказаны – полоса разлета ПТАБ перекрывала 2-3 танка, удаленных один от другого на 60-75 м, вследствие чего последние несли ощутимые потери, даже в условиях отсутствия массированного применения Ил-2.
Так, летчики лишь одной 291-й шад п-ка А.Н.Витрука 2-й ВА, применяя эти бомбы, уничтожили и вывели из строя в течение 5 июля до 30 немецких танков.
Летчики-штурмовики 3-го и 9-го смешанных авиакорпусов 17-й ВА к исходу 6 июля доложили об уничтожении или повреждении ПТАБами до 90 единиц бронетехники противника на поле боя и в районе переправ через р.Сев.Донец.
На обоянском направлении 7 июля Ил-2 1-го шак 2-й ВА, оказывая поддержку 3-му мехкорпусу 1-й танковой армии, в период с 4:40 до 6:40 утра двумя группами в 46 и 33 самолетов при поддержке 66 истребителей нанесли сосредоточенные удары по скоплению танков противника на исходных позициях в районе Сырцево-Яковлево, сосредоточенных для атаки в направлении на Красную Дубраву (до 300-350 танков) и Большие Маячки (до 100 танков).
Удар 1-го шак и активные действия 3-го мехкорпуса увенчались успехом – немцы не смогли прорвать вторую полосу обороны в центре 1-й ТА. Дешифровка фотоснимков поля боя на 13:15 показала наличие более 200 подбитых немецких танков и САУ.
По немецким данным, подвергшаяся в течение дня нескольким массированным бомбоштурмовым ударам штурмовиков 2-й воздушной армии 3-я танковая дивизия СС «Мертвая Голова» в районе Большие Маячки лишилась в общей сложности 270 танков, САУ и бронетранспортеров. Плотность накрытия бомбами была такова, что было зафиксировано свыше 2000 (!) прямых попаданий ПТАБ-2,5-1,5.
Оправившись от шока, немецкие танкисты уже через несколько дней после начала сражения перешли исключительно к рассредоточенным походным и предбоевым порядкам. Естественно, это сильно затруднило управление танковыми частями и подразделениями, увеличило сроки их развертывания, сосредоточения и передислокации, усложнило взаимодействие между ними. Эффективность ударов Ил-2 с применением ПТАБ снизилась примерно в 4-4,5 раза, оставаясь, тем не менее, в среднем в 2-3 раза выше, чем при использовании фугасных и осколочно-фугасных авиабомб.
Кроме противотанковых ПТАБ-2,5-1,5 и фугасных ФАБ-50 и ФАБ-100 авиабомб, штурмовики Ил-2 для борьбы с немецкими танками довольно широко в этот период применяли зажигательные ампулы АЖ-2, которые давали хороший результат по танкам любого типа.
Только в одной 16-й ВА в период с 5 по 10 июля было сброшено около 4000 ампул АЖ-2. Столько же было сброшено фугасных авиабомб различного калибра. Цифры немалые, однако они ни в какое сравнение не идут с масштабами применения ПТАБ. За этот же период летчики 16-й ВА сбросили на противника 23315 авиабомб этого типа.
В арсенале Ил-2, наряду с реактивными снарядами РБС-132, имевших бронебойную боевую часть, как средство борьбы с немецкой бронетехникой к этому времени прочно укрепился реактивный снаряд РОФС-132 с улучшенной, по сравнению с РБС-132 или PC-132, кучностью стрельбы.
Боевая часть снаряда РОФС-132 обеспечивала сквозное пробитие (при прямом попадании) брони средних и тяжелых немецких танков.
При разрыве РОФС-132 вблизи танка на расстоянии 1 м от него при угле места в 30° кинетической энергии осколков было достаточно для пробития немецкой танковой брони толщиной до 15 мм. При угле места в 60° разрыв РОФС-132 на расстоянии до 3-х метров от танка обеспечивал пробитие осколками танковой брони толщиной 30 мм, размеры пробоин при этом имели величины, равные в среднем (20-25)х(35-80) мм.
При прямом попадании РОФС-132 в борт, например, штурмового орудия StuG IV (или в борт истребителя танков Jgd Pz IV/70) 30-мм броня пробивалась, а орудие, оборудование и экипаж внутри танка, как правило, выводились из строя. Попадание РОФС-132 в моторную часть Pz. IV приводило к потере танка.
К сожалению, несмотря на увеличение кучности стрельбы РОФС-132, их эффективность при стрельбе по танкам и другой бронетехнике в рассредоточенных боевых порядках, к которым немцы повсеместно перешли к этому времени, была все же неудовлетворительной. Наилучшие результаты РОФС-132 давали при стрельбе по крупным площадным целям – мотомеханизированные колонны, ж.д. составы, склады, батареи полевой и зенитной артиллерии и т.д.
20 июля 1943 г. начались продолжавшиеся до 16 декабря войсковые испытания Ил-2 с двумя 37-мм авиапушками НС-37. В общей сложности к войсковым испытаниям привлекались 96 штурмовиков Ил-2 с НС-37 (24-й, 25-й и 26-й серий), которые в разное время поступили в части 2-го шак 1-й ВА, 227-й шад 2-й ВА, 219-й шад 17-й ВА.
Ведущим инженером войсковых испытаний от НИИ ВВС КА был назначен инженер-майор П.Т.Аброщенко.
Строевые летчики отмечали, что самолет Ил-2 АМ-38ф с двумя пушками НС-37, по сравнению с Ил-2, вооруженным пушками ШВАК или ВЯ, обладает большей инертностью, ухудшенной маневренностью и управляемостью, особенно на больших скоростях, заметно увеличился радиус виража, а на выводе из пикирования при скорости 340-360 км/ч наблюдалась чрезмерно большая нагрузка на рули. На планировании летчикам приходилось держать большую скорость (200-210 км/ч при отклоненных щитках).
Сами же пушки НС-37 зарекомендовали себя как мощное и эффективное оружие.
Летчики 568-го шап 2-го шак 1 -и ВА, Ил-2 с НС-37, с 15 по 26 сентября уничтожили 6 танков и САУ, 99 автомашин, 10 повозок и подавили огонь 6 батарей. Свои потери составили 3 самолета.
В материалах по войсковым испытаниям Ил-2 с НС-37 в 17-й ВА отмечались случаи уничтожения танков Pz.V «Panther», а для поражения штурмового орудия StuG IV или истребителя танков Jgd Pz IV/70 было достаточно 3-х попаданий снарядов в моторную часть, где толщина брони была 17 и 20 мм соответственно, и т.д.
Таким образом, Ил-2 с НС-37 при удачном стечении обстоятельств был способен успешно поражать как все средние немецкие танки этого периода, так и штурмовые орудия и истребители танков на их основе.
Однако большая сила отдачи при стрельбе из этих пушек создавала значительные трудности при ведении огня поточечным целям, каковыми являлись танки, САУ и т.д. как для летного состава, имеющего боевой опыт, так и для молодых летчиков, только что вставших в строй.
Расчеты, основанные на результатах полигонных испытаний и анализе боевого опыта, показывают, что хорошо подготовленный летчик-штурмовик в типовых условиях атаки с планирования под углом 30° при стрельбе из пушек НС-37 с дистанции порядка 300-400 м мог обеспечить в одном заходе вероятность поражения среднего немецкого танка типа Pz. IV Ausf G не более 0,04-0,07, а бронетранспортера типа Sd Kfz 251 – не выше 0,08-0,17.
То есть для уничтожения одной единицы бронетехники вермахта стрельбой из пушек НС-37 необходимо было выделять как минимум полтора десятка бронированных «Илов».
По общему мнению летного состава, летавшего на Ил-2 с НС-37, штурмовик при атаках малоразмерных целей не имел преимуществ перед Ил-2 с пушками меньшего калибра (ШВАК или ВЯ) с нормальной бомбовой нагрузкой в 300-350 кг ПТАБ. В то же время, применение Ил-2 с НС-37 по большим площадным и объемным целям: складам боеприпасов, скоплениям танков, артиллерийским и зенитным батареям, железнодорожным эшелонам, малотоннажным судам и т.д., могло быть вполне успешным.
В заключение акта по войсковым испытаниям Ил-2 с АМ-38ф с пушками НС-37 указывалось, что новый штурмовик по совокупности боевых качеств войсковые испытания прошел неудовлетворительно. В отчете рекомендовалось потребовать от С.В.Ильюшина, А.Э.Нудельмана и А.С.Суранова «установить на Ил-2 37-мм авиапушки, оснащенные дульным тормозом и в этом виде предъявить самолет на повторные войсковые испытания».
В связи с неудовлетворительными результатами войсковых испытаний Ил-2 с НС-37 ГКО Постановлением № 4154 от 12 ноября 1943 г. прекратил их серийный выпуск и обязал завод № 30 к 15 января 1944 г. осуществить полный переход к производству Ил-2 с пушками ВЯ, не снижая при этом достигнутого заводом уровня производства штурмовиков.
Таким образом, с января 1944 г. все авиазаводы НКАП выпускали Ил-2 только с пушками ВЯ-23.
Как ни прискорбно, но необходимо признать, что процесс внедрения новой пушки в строевых частях был серьезно осложнен допущенной ОКБ и НИИ ВВС КА непростительной в военное время ошибкой, граничащей с преступной халатностью. На фронт было отправлено оружие, не приспособленное для работы в зимних условиях. В ноябре-декабре 1943-го, когда температура наружного воздуха упала ниже минус 10-15°С, в штурмовых авиаполках, эксплуатирующих Ил-2 с НС-37, столкнулись с массовыми отказами этих пушек. При тщательном анализе оказалось, что гидротормоз пушки НС-37 снаряжался на авиазаводе водо-глицериновой смесью, непригодной для работы при низкой температуре. Как всегда, положение спасла природная смекалка русского солдата. Используя опыт самолетчиков, которые применяли в гидротормозе шасси спирто-глицериновую смесь, вооруженны опытным путем определили необходимое процентное соотношение спирта и глицерина в аналогичной смеси для пушки. Работа автоматики пушки и величина отката проверялась путем отстрела на земле при различном соотношении спирта и глицерина. Оказалось, что пушка уложилась в требуемые параметры и начала безотказно работать при составе смеси 90% спирта и 10% глицерина. По сути, это практически чистый спирт. После замены в гидротормозах пушек заводской смеси на спирто-глицериновую, Ил-2 с НС-37 стали успешно вылетать на боевые задания. Указания Главного инженера ВВС КА генерала А.И.Репина о применении в гидротормозах НС-37 керосина было разослано в части значительно позже – летом 1944 г.
20 августа 1943 г. приказом Наркома авиапромышленности № 507 во исполнение Постановления ГКО С.В.Ильюшину было дано задание к 5 октября 1943 г. построить и предъявить на испытания самолет Ил-2, вооруженный двумя пушками калибра 45 мм конструкции ОКБ-16 (в серии НС-45), а НИИ ВВС КА обязывалось до 20 ноября провести государственные испытания нового штурмовика.
Это решение обуславливалось тем, что разрушающее действие используемого в НС-45 штатного фугасно-осколочного снаряда (масса 1065 гр.) от 45-мм противотанковой пушки было вдвое выше, чем у снаряда к пушке НС-37. Последнее требовалось для гарантированного поражения тяжелых немецких танков.
10 сентября 1943 г. опытный экземпляр самолета Ил-2 АМ-38ф с двумя крыльевыми пушками А.Э.Нудельмана и А.С.Суранова НС-45 с боезапасом по 50 снарядов на ствол был предъявлен на государственные испытания в НИИ ВВС КА.
Ввиду сложностей с доводкой автоматики пушки и проведения некоторых доработок на самолете испытания новой машины затянулись до 8 февраля 1944 г.
Полигонные испытания Ил-2 с НС-45 показали неудовлетворительную эффективность стрельбы из них в воздухе по малоразмерным целям. Главным образом из-за сильной отдачи пушек при стрельбе – максимальная сила отдачи авиапушки на наземном станке достигала 7000 кг.
В результате было принято решение машину в серию не запускать. Необходимо было уменьшить силу отдачи пушек, по крайней мере, до 4000 кг.
Позже для уменьшения отдачи при стрельбе ствол НС-45 был снабжен мощным дульным тормозом, поглощавшим до 85% энергии отдачи пушки (модификация НС-45М). Был установлен дульный тормоз и на пушку НС-37 (вариант НС-37М). Энергия отдачи поглощалась на 40%. Однако попыток установки таких пушек на Ил-2 не делалось.
Кроме НС-45, на Ил-2 АМ-38ф планировалась установка 45-мм пушек ОКБ-15 конструкции Б.Г.Шпитального – Ш-45. Последние испытывались на Як-9Т. Но поскольку испытания Ил-2 с НС-45 дали отрицательный результат, пушки Ш-45 на Ил-2 устанавливать не стали...
Вложения
ilyushin09.jpg
ilyushin10.jpg
ilyushin13.jpg
ilyushin19.jpg
shturmovik-4.jpg
Жить стало "легче",жить стало "веселей"!

Аватара пользователя
chumichka
Хитрый лис
 
Автор темы
Сообщения: 422
Зарегистрирован: 28 мар 2009, 08:59
Последний визит: 14 янв 2014, 17:09
Откуда: Глазовъ
Благодарил (а): 93 раз.
Поблагодарили: 65 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 41
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #5 AnpeJIb » 28 авг 2009, 06:40

О замечательном ТУ-2 :oops:

Ту-2
Фронтовой бомбардировщик
ОКБ Туполева


К самолету Ту-2 вернулись год спустя, после битвы на Курской Дуге. К тому времени Ту-2 был заметно усовершенствован. Его конструкция была упрощена с технологической точки зрения. Самолет стал легче в эксплуатации, а также отличался лучшими характеристиками. Поврежденный в ходе государственных испытаний самолет отремонтировали. Его испытания продолжались в Москве, куда вернулось туполевское КБ (в ноябре 1943 года). Очередная серия испытаний проходила в период с 19 марта по 28 апреля 1943 года.
Доработанная машина показала следующий рост скоростей:
На 6 км/ч у земли при штатном режиме работы двигателя;
На 12 км/ч на второй передаче наддува;
Скорость 545 км/ч развивалась на форсаже при второй передачи турбонаддува.
Различные работы по улучшению Ту-2
Во время подготовки к серийному выпуску на заводе № 7 в 1942 году, вместо пулемета ШКАС в нижней задней огневой точке решили установить 12,7-мм пулемет Березина. Весной того же года пулемет УБ поставили у места стрелка-радиста, а осенью - навигатора. Когда в октябре 1942 года выпуск Ту-2 прервали, самолет уже нес только крупнокалиберные пулеметы. Неподвижные пулеметы ШКАС калибра 7,62 мм, установленные в носовой части и стреляющие вперед, сняли по пожеланию военных.
В начале 1942 года вооружение Ту-2 состояло из двух пушек ШВАК, установленных в центроплане, и трех крупнокалиберных пулеметов, защищавших заднюю полусферу.
В мае 1943 года Туполев предложил установить на «103В» новые двигатели М-82ФНВ (форсированные с непосредственным впрыском). В июле 1943 года прототип с новыми моторами показал, что скорость у земли увеличилась на 32 км/ч, на высоте 1450 м - на 18 км/ч и на высоте 5000 м - на 23 км/ч. По результатам испытаний ГКО приказом № 3754 от 17 июля 1943 года направил Ту-2 с двигателями М-82ФНВ в серию.
В июле и августе 1943 года КБ Туполева провело модификацию самолета № 716, который стал прототипом для машин Ту-2С (С - стандарт). Выпуск самолетов наладили на заводе № 23, который до этого времени выпускал бомбардировщики Ил-4).
Прототип (или как его называли «эталон») облетали 26 августа 1943 года, а через неделю направили на заводские и государственные испытания. Испытания продолжались с 4 сентября по 16 декабря 1943 года. Характеристики эталонной машины были следующие:
(Смотри таблицу). Винты: трехлопастные АВ-С-167 диаметром 3,8 м. Скороподъемность: 5000 м за 9,5 мин. Разбег: 416 м. Пробег: 675 м. Вооружение: 2 ШВАК калибра 20 мм, 3 УБС калибра 12,7 мм.
В октябре-декабре 1943 года проводились испытания самолета «103В» с разными редукторами оборотов двигателя и разными двигателями. Эксперименты показали, что наиболее эффективен редуктор с передаточным числом 9:16 в сочетании с винтом АВ5-167А диаметром 3,8 м.
По образцу Ту-2С№ 716 выпускались самолеты вплоть до 1946 года. В ходе серийного выпуска в конструкцию самолета внесли лишь небольшие изменения.
Следующим шагом к улучшению машины было установить на нее двигатели АШ-83ФН мощностью 1900 л.с. Новые моторы поставили все на тот же 716-й самолет и облетали его 18 марта 1945 года. Главным пилотом-исследователем был А.Д. Перелет, а главным инженером - М.М. Егоров. (Оба погибли 11 мая 1953 года при испытаниях Ту-95) На испытаниях самолет показал следующие характеристики:
Взлетная масса: 10500 кг. Максимальная скорость: 605 км/ч на высоте 6780 м. Потолок: 10600 м. Скороподъемность: 5000 м за 7,2 мин. Дальность полета: 2365 км (расчетная).
В августе 1945 года Ту-2 «716» с двумя двигателями АШ-83ФН отдали на завод с целью учесть в его конструкции высказанные в ходе испытаний замечания. Новый цикл испытаний начался 19 августа 1946 года. Официально государственные испытания длились с 22 августа по 21 ноября 1946 года. Хотя результаты были многообещающие, в серию машина не пошла. Во-первых, моторы АШ-83 серийно не выпускались, а, во-вторых, поршневые машины уже были не актуальны.
В конце 1945 года в порядке эксперимента на Ту-2 с номером 23/35 попытались установить двигатели М-93. Однако этих двигателей КБ Туполева не получило и в апреле 1947 года работы над Ту-2 2М-93 прекратили.
В феврале 1948 года на заводе № 116 на базе серийных Ту-2 (7/57 и 7/57) установили систему антиобледенения. Испытания обоих самолетов продолжались с 19 февраля по 23 марта 1948 года. Результаты были настолько многообещающими, что подобную систему решили установить на все серийные самолеты.
Удачная конструкция Ту-2 позволила создать на его базе множество вариантов. Среди них следует упомянуть:
Дальний бомбардировщик - консоли крыльев нарастили съемными законцовками, самолет оснастили автоматом курса АК-1;
Пикирующий бомбардировщик - самолет оснастили аэродинамическими тормозами;
Разведывательный самолет - в бомбоотсеке установили фотоаппаратуру и дополнительный топливный бак;
Учебный самолет - на месте штурмана установили второй комплект органов управления.
За период 1942 - 1945 гг. всего построили 1216 Ту-2. Производство этих самолетов продолжалось еще несколько лет и после войны, пока их не сменили реактивные бомбардировщики.
Несмотря на сравнительно скромный вклад в дело разгрома врага. Ту-2, тем не менее, остался в истории как один из выдающихся самолетов своего времени. Среди других аналогичных самолетов, как союзников, так и противника Ту-2 не выделялся какими-то рекордными показателями. Его превосходство заключалось в исключительно удачном сочетании основных составляющих боевой эффективности, таких как скорость, дальность полета, обороноспособность, бомбовая нагрузка и возможность бомбометания с пикирования, в том числе и бомбами одного из самых крупных тогда калибров. Это и определило очень высокую его боеспособность.

Изображение

Боевое применение Ту-2
Первые три серийные Ту-2, выпущенные заводом № 166, попали на Калининский фронт в сентябре 1942 года. Машины оказались в составе 3-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник М.М. Громов. Вместе с самолетами на фронт прибыла группа специалистов во главе с Д.С. Марковым, который отвечал за внедрение и эксплуатацию Ту-2. Свою боевую карьеру бомбардировщики начали на аэродроме Мигалово под Калинином 14 сентября 1942 года.
В полетах участвовали как летчики-испытатели, так и фронтовые пилоты. В ходе войсковых испытаний машины совершили 25 боевых вылетов, в среднем по одному вылету в сутки. В ходе вылетов Ту-2 подвергались угрозе как со стороны зенитной артиллерии, так и истребительной авиации противника. Впрочем, тройка бомбардировщиков всегда летала с надежным прикрытием, поэтому угроза со стороны истребителей была меньше.
Одной из наиболее успешных операций было уничтожение склада ГСМ и боевой техники в районе деревни Тростино. Первые налеты на склад совершили бомбардировщики Пе-2, сбросившие на цель бомбы Ф АБ-100. Однако эти бомбы оказались слишком слабыми. Тогда на цель направили Ту-2, несших бомбы ФАБ-1000. Бомбардировщики в этом вылете прикрывали десять ЛаГГ-3. Их пилоты получили приказ прикрыть бомбардировщики любой ценой. Во время налета отряд перехватила девятка Bf 109. ЛаГГам удалось связать боем большинство «мессеров», но несколько немецких истребителей прорвались к Ту-2. Однако благодаря умелым действиям бортстрелков и летчиков-истребителей атаку удалось отбить без потерь со стороны Ту-2. Бомбардировщики прицельно отбомбились и уничтожили склад, а затем благополучно вернулись на базу.
Фронтовые пилоты очень высоко оценили Ту-2. Они подчеркивали высокую эффективность самолета, способных сбрасывать на цель бомбы большой маесы, мощное оборонительное вооружение, легкость в пилотировании и высокие летные качества.
Пилотировать Ту-2 было гораздо легче, чем Пе-2. Самолет без труда мог лететь только на одном двигателе. Впечатление от самолета портила лишь низкая надежность двигателей М-82.
Пока на фронте продолжались испытания тройки Ту-2, в Омске на базе завода № 166 началась подготовка пилотов для нового бомбардировщика.
Первыми самолеты Ту-2 получили 132-й ОБАП (отдельный бомбардировочный авиаполк) и 12-й БАП. Весной 1942 года сформировали специальную учебную часть, в которой готовились экипажи для Ту-2.
132-й ОБАП направили в Омск на переформирование и переподготовку в апреле 1942 года. До этого времени полк летал на СБ, Ар-2 и Пе-2. Поскольку полк стал первой частью, оснащаемой новыми бомбардировщиками, туда направили несколько сотрудников ОКБ Туполева и НИИВВС. Среди них были летчики-испытатели А.Д. Перелет и В.Н. Терещенко, заводской пилот Ю.Г. Пауль. Они стали инструкторами, обучая личный состав полка и одновременно облетывая новые машины.
Подготовка 132-го ОБАП завершилась в сентябре 1942 года. Полк получил 29 Ту-2 и, возглавляемый подполковником А. Хлебниковым, отправился на Калининский фронт. Полк участвовал в боевых операциях с 5 ноября 1942 года по 1 января 1943 года. Летчики наносили удары по целям во фронтовой зоне и в тылу противника в районе Смоленска, Витебска, Великих Лук и др. Затем полк перебросили на Юго-Западный фронт, где он действовал до 13 апреля 1943 года. Деятельность 132-го ОБАП представляла собой продолжение войсковых испытаний Ту-2 и имела большое влияние на дальнейшую судьбу бомбардировщика.
В апреле 1943 года опыт деятельности полка обобщили в рапорте, дававшем всестороннюю оценку новому бомбардировщику. Всего полк произвел 93 самолето-вылета, в том числе 46 на Калининском и 47 на Юго-Западном фронте. 75 вылетов произвели на бомбардировку и 8 - на разведку. В 23 вылетах боевое задание было не выполнено, в том числе восемь раз из-за обнаружившихся технических проблем разной сложности, вплоть до отказа двигателя в полете. За время боевых действий 9 Ту-2 были потеряны или повреждены. Две машины не вернулись из боевого вылета, остальные потеряны в результате аварий или совершили вынужденную посадку на своей территории. К завершению своего боевого тура, 132-й ОБАП располагал 14 Ту-2, из которых восемь требовали заметы одного или двух двигателей. Всего за время, проведенное на фронте, полк сбросил на цели 386 бомб общей массой 6755 кг, в том числе 25 штук ФАБ-1000, девять ФАБ-500, 28 ФАБ-250 и 297 ФАБ-100.
Все бомбометания проводились из горизонтального полета. Особенно удачно проходила бомбардировка немецкого гарнизона в Великих Луках в конце декабря 1942 года, а также налеты на железнодорожные узлы Синельниково, Павлоград, Запорожье, Днепропетровск и аэродромы в Смоленске и Запорожье.
В сообщении Совинформбюро от 27 февраля 1943 года говорилось: «...уничтожено и сожжено 18 немецких бомбардировщиков». Этот налет был совершен с высоты 400 м бомбами ФАБ-100.
Несмотря на то, что полк летал днем и без прикрытия, немецким истребителям не удалось сбить ни одного Ту-2. Вообще, более серьезную угрозу представляли ненадежные двигатели М-82. Их аварии стали причиной 11 вынужденных посадок и прекращения десяти боевых вылетов. По разным причинам пришлось заменить 17 двигателей, еще восемь дорабатывали последние часы моторесурса.
Все самолеты, выпускаемые заводом № 166, шли на оснащение частей 3-й воздушной армии, действовавшей на Калининском фронте. Летчики отмечали превосходство Ту-2 над самолетами Пе-2 и Пе-3. На малых и средних высотах Ту-2 превосходил имеющиеся бомбардировщики в скорости на 100 км/ч и более, нес больше бомб (до 3000 кг). Немаловажным плюсом было и то, что Ту-2 мог свободно лететь с одним работающим двигателем.
Однако Ту-2 никогда не использовался в качестве пикирующего бомбардировщика. Позднее с самолетов сняли аэродинамические тормоза и вовсе отказались от идеи использовать его в роли пикировщика. В войну пикирующим бомбардировщиком был Пе-2, а Ту-2 стал чистым средним бомбардировщиком.
Командующий ВВС генерал А.А. Новиков написал Сталину письмо, в котором подчеркивал необходимость начать массовый выпуск бомбардировщиков Ту-2. Однако просьба генерала опоздала. К тому времени уже появился приказ, предписывающий заводу № 166 перейти к выпуску истребителей. К выпуску Ту-2 вернулись через год, когда Красная Армия начала стратегическое наступление по всем фронтам, и появилась необходимость в бомбардировщиках, способных доставлять на большие расстояния большую массу бомб.
Тем временем в Омске сформировали и отправили на фронт следующие полки.
2-й ДРАП (Дальний разведывательный авиаполк) получил четыре Ту-2, в том числе три в разведывательном варианте. Полк летал на Пе-3, которые выступали в роли скоростных разведчиков. За заслуги при выполнении особо важных заданий Верховного командования полк получил звание гвардейского и стал называться 47-й ГДРАП.
В ходе боев, вошедших в историю как ликвидация Демянского котла, пилоты 47-го ГДРАП ежедневно фотографировали укрепления противника. Для перехвата советских разведчиков немцы привлекли группу Fw 190, и полк нес тяжелые потери. В этой ситуации на фоторазведку переднего края обороны в районе Старой Руссы вылетел Ту-2, пилотированный В.Ф. Столяровым. На обратном пути самолет был перехвачен шестеркой Fw 190 и сбит. Из всего экипажа уцелеть удалось только штурману. Три оставшихся в полку Ту-2 совершали разведывательные вылеты в район аэродрома в Адрианополе. К маю 1943 года тройка Ту-2 совершила больше самолето-вылетов, чем все 29 Ту-2 132-го ОБАП вместе взятые.
В мае 1943 года 132-й ОБАП отвели в тыл. Десять Ту-2 из состава полка перевели в 47-й ГДРАП. Восемь других Ту-2 отправили ремонтироваться на завод, а оставшиеся семь распределили по фронтовым аэродромам.
Разведывательные Ту-2 доставляли много проблем немецкому командованию, которое стремилось любой ценой уничтожить опасные машины. В свою очередь, советские пилоты имели четкий приказ уничтожить самолет в случае посадки на территории противника.
Кроме разведывательных заданий экипажи Ту-2 из 47-го ГДРАП вылетали на бомбардировку районов скопления железнодорожного подвижного состава противника в Витебске, Борисове и Минске. Хорошее оборонительное вооружение позволяло Ту-2 отражать атаки немецких истребителей. В мае 1943 года экипаж В.Н. Терещенко во время налета на Минск отбил атаку четырех истребителей Bf 109.
47-й ГДРАП летал на Ту-2 весь 1943 год, а потом получил Ту-2С.
В декабре 1942 года из Омска вылетел оснащенный Ту-2 12-й БАП, который потом также действовал на Калининском фронте вплоть до конца 1943 года, когда потрепанный полк отвели в тыл на пополнение.
18 Ту-2 находилось в составе 285-й БАД, сыгравшей заметную роль в битве на Курской Дуге.
В 1942/43 г.г. самолеты Ту-2 составляли всего долю процента от общего числа советских бомбардировщиков. На фронте действовало всего 63 машины из числа выпущенных заводом № 166. Эти бомбардировщики оставались в частях до начала 1944 года, когда начали поступать новые Ту-2С.

Первые серийные Ту-2 2М-82ФН весной 1944 года поступили в 47-й ГДРАП, который уже имел большой опыт эксплуатации туполевских бомбардировщиков. Главное командование Красной Армии готовило очередные наступления, и полк получил задание сфотографировать Берлин. Экипажи летали на Берлин с аэродрома, расположенного в районе Смоленска. Нужная дальность обеспечивалась с помощью подвесных топливных баков. Задание удалось выполнить к 24 апреля 1944 года. Полеты над Берлином полк возобновил уже весной 1945 года. В эти дни Ту-2 столкнулись с немецкими реактивными истребителями Me 262, но «швальбе» так и не смогли сбить ни одного Ту-2.
Первое массированное применение Ту-2 имело место летом 1944 года. К этому времени бомбардировщики данного типа находились на вооружении трех полков из 334-й БАД: 12-й БАП, 132-й БАП и 454-й БАП.
12-й БАП получил первые Ту-2 в конце 1943 года, а освоение машин проводил на аэродроме Кубинка под Москвой. В конце апреля 1944 года полк был полностью укомплектован и включен в состав 334-й БАД.
В апреле 1944 года 132-й БАП, действовавший на Юго-Западном фронте, отвели в тыл на переформирование и перевооружение. В июне 1944 года полк также вошел в состав 334-й БАД.
В начале июня 1944 года в 334-й БАД было три полка, насчитывавших 87 Ту-2. Дивизию перебросили на Ленинградский фронт. Сталин первоначально противился этому плану. Он не хотел, чтобы противник узнал до начала Белорусской о том, что Красная Армия располагает целой дивизией новых бомбардировщиков. Однако командованию ВВС удалось переубедить Верховного, и он дал добро на использовании 334-й БАД на Карельском полуострове. При этом Сталин приказал командующему ВВС А.А. Новикову, чтобы тот «стерег дивизию как зеницу ока», и постоянно интересовался успехами 334-й БАД.
Накануне начала выборгской операции, 8 июня 1944 года, советская авиация совершила три массированных налета на позиции противника. А.А. Новиков докладывал: «334-я БАД потерь не понесла, полеты совершала в течение дня, поставленные задачи выполнила отлично». Например, 12-й БАП совершил до 700 самолето-вылетов в район линии Маннергейма. 17 июля 1944 года 59 бомбардировщиков Ту-2 совершили налет на железнодорожный узел в Выборге. Летчики 132-й БАП кроме бомбардировок вылетали и на разведку в район Лодейного Поля. Немецкая авиация проявляла небольшую активность, поэтому потерь в воздушных боях бомбардировщики не несли. Командующий Ленинградским фронтом даже приказал бомбардировщикам действовать днем без истребительного прикрытия. Истребители просто блокировали район деятельности бомбардировщиков. Финская авиация вообще заметной боевой силы не представляла. Соколы Сталина успешно нейтрализовали и без того малочисленные финские истребители. Пилоты «ильмавоймат» ни разу не приблизились к Ту-2 на расстояние выстрела. Те, небольшие потери, что несли полки, были вызваны исключительно огнем зенитной артиллерии. Среди немногих потерь оказался экипаж командира 2-й эскадрильи 12-го БАП А.А. Шумейко, сбитого в районе линии Маннергейма.
За успешные действия 334-я БАД получила почетное звание «Ленинградская», а многие летчики были представлены к правительственным наградам.
С началом операции «Багратион» весной 1944 года 334-я БАД была переброшена на 3-й Белорусский фронт, в составе которого действовала до середины июля. Экипажи летали очень активно, беря на борт до 3000 кг бомб, едва это позволяла делать тактическая ситуация.
В июле 334-я БАД передислоцировалась на 1-й Прибалтийский фронт, где сражалась до января 1945 года. Экипажи бомбили цели в районе Тильзита, Шяуляя, Митавы, Лиепаи и Клайпеды.
Уже в первые месяцы массированного применения Ту-2 стала очевидной высокая эффективность бомбардировщика. Но дали о себе знать и недостатки: конструктивные и эксплуатационные. Бомб большой массы часто не было на складах, а взлетно-посадочные полосы были коротковаты. Кроме того, часто приходилось летать достаточно далеко. Все это снижало эффективность самолета. Средняя бомбовая нагрузка составляла 1200 кг и лишь позднее ее удалось поднять до 1350 кг.
Во время всех вылетов Ту-2 сопровождали истребители: Як-9 и «Аэрокобра». Несмотря на прикрытие, немецким истребителям удавалось прорываться. Всего за три месяца боев немецким истребителям удалось сбить 10 и повредить 14 Ту-2. Целью немцев были прежде всего выпавшие из строя самолеты. Кроме того, немцы нащупали мертвые зоны в задней полусфере. Встал вопрос об усовершенствовании пулеметных установок.
Немецкая зенитная артиллерия за те же три месяца сбила 7 Ту-2. В среднем потери были минимальны: 1 самолет на 465 самолето-вылетов. В 1944 году советские ВВС не досчитались 77 Ту-2, в том числе 45 машин составили боевые потери, 18 потеряно вследствие аварий и катастроф, а 14 списаны, как выработавшие ресурс.
В начале 1945 года бомбардировщики Ту-2 состояли на вооружении 334-й БАД, действовавшей в составе 3-й воздушной армии на 1-м Прибалтийском фронте (111 машин), а также 326-й БАД из 4-й воздушной армии 2-го Белорусского фронта (94 машины). Кроме того, Ту-2 находились в составе 47-го ГДРАП.
279 самолетов Ту-2 составляли 9% от общего парка бомбардировочной авиации в начале 1945 года. Это процентное соотношение сохранилось до конца войны. Как следует из приведенных цифр, Ту-2 не стал основным средним советским бомбардировщиком, каким оставался Пе-2. При этом, хотя Ту-2 проектировался как пикирующий бомбардировщик, в отличие от Пе-2, никогда в этой роли не применялся, оставаясь средним бомбардировщиком, предназначенным для бомбардировки с горизонтального полета.
В конце войны 334-я и 326-я БАД входили в состав 6-го БАК (бомбардировочного авиакорпуса) генерала И.П. Скока. Корпус бомбил цели в районе Варшавы, Олштына, Гданьска, Кенигсберга и др. Летчики 334-й ИАД особенно отличились во время бомбежек Кенигсберга. Совместно с экипажами из 18-й воздушной армии они атаковали немецкие позиции, батареи зенитной артиллерии, аэродромы и укрепления.
Завершив налеты на Кенигсберг, 334-я БАД в составе 6-го БАК вошла в состав 1 -го Белорусского фронта и приняла участие в Берлинской операции. Ту-2 бомбили пункты сопротивления противника в центре города, а также участвовали в непосредственной поддержке штурмовых групп.
Ту-2 в войне с Японией

После разгрома Германии, в августе 1945 года 6-й БАК перебросили на Дальний Восток, где ему довелось участвовать в войне с Японией. С 8 августа по 3 сентября корпус действовал в составе Забайкальского фронта, уничтожая части квантунской армии. Летчики проводили разведку и бомбили противника в Манчжурии (Харбин, Мукден, Цицихара). После завершения боевых действий 6-й БАК перебазировался на Сахалин.
На Ту-2 летала также 113-я краснознаменная Ленинградская ОБАД резерва Верховного главнокомандования. Дивизия до декабря 1944 года летала на Ил-4, а к марту 1945 года перешла на Ту-2. В марте 1945 года 113-я ОБАД, в составе которой было три полка (5-й, 815-й и 836-й БАП), была переброшена из-под Москвы в Познань для участия в Берлинской операции. После капитуляции Германии дивизия всего за трое суток совершила гигантский скачок на Дальний Восток, совершив перелет с восемью промежуточными посадками длиной 10000 км.
Полки дивизии заняли базы в Монголии и оттуда активно действовали против японских войск. Дивизия вошла в состав 7-го БАК 12-й воздушной армии. За период с 9 августа по 3 сентября дивизия совершила около 1600 боевых самолето-вылетов. Бомбардировщики разрушили хайларский укрепленный район, были уничтожены резервы противника, мосты, железнодорожные узлы и станции.
Командование ВВС резюмировало: «в боевых условиях самолет Ту-2 хорошо показал себя как фронтовой бомбардировщик».
За создание и организацию серийного выпуска бомбардировщика Ту-2 А.Н. Туполев был в 1943 году награжден Сталинской премией 1-й степени, в 1944 году - орденом Отечественной войны 1-й степени и орденом Суворова 2-й степени, а также был произведен в генерал-майоры инженерно-технической службы. В 1945 году Туполев стал Героем Социалистического Труда.


Источник: http://www.airpages.ru/
Вложения
Tu-2_05.jpg
Tu-2_04.jpg
Tu-2_10_43.jpg
Tu-2_02.jpg
128.jpg
Изображениехухь...
Изображение

Аватара пользователя
AnpeJIb
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1257
Зарегистрирован: 19 дек 2007, 07:50
Последний визит: 30 дек 2015, 22:40
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 210 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 37
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #6 Silver » 12 сен 2009, 11:39

А почему в игре нету Ту-2? Или просто на наших картах их нет?

Silver
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1606
Зарегистрирован: 22 ноя 2005, 19:20
Последний визит: 24 сен 2021, 17:25
Благодарил (а): 17 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 39
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #7 Elman » 22 сен 2009, 22:55

Внесу и свои 5 копеек. Буду краток.

P-39 в ВВС РККА

Сильно не углублялся в изучение материалов по кобре. Что попадалось, то вырезал и складировал до лучших времен. Вот что накопилось, то и решил представить как статью-анализ.

"Аэрокобра" в СССР
Всего в СССР было поставлено 4952 истребителей P-39 "Аэрокобра", что составляет приблизительно половину от общего количества выпущенных машин. С декабря 1941 года Великобритания направила в СССР 212 P-39
Уже в самом начале второй мировой войны выразила желание приобрести 200 истребителей Р-39 Франция, однако из-за быстрого поражения в войне эти самолёты ей не понадобились. В апреле 1940 г. и от правительства Великобритании также поступил заказ на поставку для английских ВВС 675 самолётов экспортного варианта Р-39. В связи с тем, что в английских ВВС все самолёты обозначались не индексами, а имели собственные названия, самолёт Р-39 получил наименование «Аэрокобра» (Белл. Модель 14А). В отличие от американских самолётов Р-39 на английских «аэрокобрах» устанавливали экспортный вариант двигателя V-1710-35, получивший обозначение V-1710-E4, английское оборудование и крыльевые пулемёты калибра 7,7 мм. Правда, в Англию попали не все изготовленные «аэрокобры». Вступление США в 1941 г. в войну потребовало для вооружения армейской авиации дополнительных самолётов, в результате чего большая часть «аэрокобр» осталась в США. Все эти самолёты получили обозначение Р-400.

В Великобретанию первые «аэрокобры» начали поступать с июля 1941 г. Надо сказать, что новый армейский самолёт разочаровал английских пилотов. Несмотря на мощное вооружение, он оказался плохим истребителем из-за малого потолка, низкой скороподъемности и плохой маневренности на средних и больших высотах. Все положительные качества этого самолёта полностью рыскрывались только на малых высотах, а английским пилотам, ведущим оборонительные воздушные бои в основном против скоростных истребителей-бомбардировщиков «Мессершмитт» Bf-110, над территорией Великобритании практически не приходилось летать на малых высотах. Естественно, что «аэрокобрам» в этой обстановке не нужно было поддерживать ни сухопутные войска, ни поражать наземные цели противника. Таким образом, истребители Р-39 в Англии оказались не у дел и уже в декабре 1941 г. были сняты с вооружения ВВС Метрополии. Часть самолётов направили на Ближний Восток и в Юго-Восточную Азию, другую — предложили Советскому Союзу.
, но в 41-м было получена только одна машина, а в 42-м 192. Поставка этих ранних моделей была завершена в январе 1943 г. Все машины прибывали в разобранном состоянии(т.е. фильм "Перегон" - обман наивного зрителя?) , большей частью в 6-ю запасную авиабригаду, а именно в 22 запасной авиаполк, который состоял из 4-х сборочных бригад и 3-х учебных авиаэскадрилий (по одной для «киттихауков», «харикейнов» и «аэрокобр»).

Первой частью, переученной на "Аэрокобры", был 153 ИАП, который закончил обучение 14 июня 1942 г. и был перебазирован на Воронежский фронт, куда прибыл 29 июня. За 3 месяца боёв полк уничтожил 18 бомбардировщиков, 45 истребителей, собственные потери — три лётчика, 8 машин, и был удостоен звания гвардейского (28 гв. ИАП).

Впервые же в Великой Отечественной войне "Аэрокобра" вступила в бой 16 мая 1942 г. в составе 19 гв. ИАП (16 машин) в Заполярье.

Из известных советских асов на P-39 воевали Покрышкин Александр Иванович (59 личных побед), Речкалов Григорий Андреевич (56 личных побед), Гулаев Николай Дмитриевич (57 личных побед).

От себя хочу сказать следующее:

Союзники говорили: «Вы на «Кобрах» американских летаете, вот и летайте!» Это у них числились, как штурмовики. У него и пушка была, и крупнокалиберные пулеметы, и мелкокалиберные пулеметы. Как штурмовик!

На «Кобре» летать, что тигра е*ать. Страху много, а удовольствия – никакого. Потому, что «Кобра» делала штопор любой: перевернутый, нормальный, в плоский штопор входила. И наших летчиков очень много разбилось. Она входила и не выходила.

– А двигателя? Бывали отказы двигателей?
Двигатели – это самое страшное в «Кобре». У них обрывался шатун. Шатун обрывался и пробивал картер.

– Так, шатун оборвало – это же все!
Так шатун оборвало, так он еще и картер пробьет! И пожар.

Вопрос – Мне бы хотелось еще про авиацию поговорить. Я так понял, что о «Кобрах», как о самолетах боевых, у Вас не очень высокое мнение?
Ответ – «Кобра» чем выручала, только пушками. Немцы боялись этой пушки. Если снаряд попал в плоскость, на выходе он давал полтора метра. А это уже потоки встречные разрушали, и все. На наших же не было. Потом появились на Яках, там, двадцати миллиметровая пушка, крупнокалиберные пулеметы, раньше был на «Ишаках». А у немцев этой пушки не было. У них двадцати миллиметровые были. Поэтому они этих «Кобр» и боялись, что болванка попадет. А так она, как истребитель, самолет конечно не очень. Входила в штопор в любой. Там только перетянешь. Говорят, что самолет нужно чувствовать задним местом. Когда будешь чувствовать, тогда ты будешь летчиком. А когда машину тянут, тянут, тянут, не чувствуют ее, ручку, она критический переходит угол, она раз – и сваливается в штопор. А из штопора вывести сложно, не каждый летчик может вывести, справиться. У «Кобры» чем было плохо: Она ручку управления, руку же держишь свободно, чуть-чуть держишь так, не жмешь, держишь, управляешь. А когда в штопор она входит, она ручку вырывала из руки летчика. И она носилась, потому что элероны у нее там колеблются тоже, и она за элеронами ходит. И летчик видит, что ручка сюда – он сюда, а она уже перешла сюда. Вот он, пока ловит, не поймает – и все, уже земля. И кто-то умный из летчиков, нам потом подсказали: «Вы не гоняйтесь за ручкой, потому что вы ее все равно не поймаете. Потому, что она носится по кабине, как...» Ну, у меня то не штопорил. А ребята рассказывали. Он говорит: «А борт то вот». Там кабина вся, приборная доска здесь. Говорит: «Руки по борту пускаете, за доску туда отгоняйте, и она носится здесь вот. И вы подтягиваете, и управляете». И вот, потом, конечно, многие разбились в погоне за ручкой. А простой способ такой. А если ручкой завладел, то все уже, можно вывести самолет.

Вопрос – Как качество связи на «Кобрах» оцените?
Ответ – Связь там была, конечно, хорошая. Там было два передатчика, и три приемника. Там связь была, как вот мы сейчас разговариваем. А наши были, там на Яках, и на других, так там трески, шумы. И большинство летчиков снимали эти наушники, и не пользовались. Если шум такой, так ничего не слышно. И это отвлекает. А здесь очень тихо было. Поднастроишь все до полета, и связь была отличная. Друг друга слушали, и сам слушал хорошо.

Вопрос – А ваши «Кобры» скорость максимальную какую могли давать?
Ответ – Шестьсот двадцать, шестьсот пятьдесят, где-то так.
Вопрос – То есть, шестьсот пятьдесят могли все-таки?
Ответ – Да. Некоторые давали. Потому что гоняешься за скоростью, да не в каждом полете получается. Потому. что бережешь мотор. Гонять будешь на полных оборотах, так мотор быстро из строя выйдет. Поэтому все берегли. Это, когда уже нужно догнать кого-то, тогда уже по полной даешь.

Пошли воевать – это уже лето 1944 года. Был такой момент, я атаковал немцев штурмовавших землю, вцепился за одного ведомого. Сближаюсь. Меня уже начало трепать в спутной струе. Закопчения я заметил метров с 50-100. На моей «кобре» стояла 37-мм пушка и два пулемета 12,7-мм. На одну гашетку я их не выводил - выстрелишь все и ни хрена не останется. Открыл огонь из пулеметов. Увидел, как он вздрогнул, от него дым пошел и он упал. Это был первый сбитый. И в последующих боях дальше чем со 100-150 метров никогда не стрелял. А ведь в бою, когда идешь в атаку сзади почти всегда тоже идет немец. Но тут надо идти ва-банк – если атакуешь, то атакуй, а если только начинаешь сомневаться, лучше не идти в истребители! У меня хватало выдержки сблизиться и сбить самолет противника. За короткий срок сбил 15 самолетов.

- Как вам Кобра?
Хороший самолет. Кабина элегантная, просторная. Дверь, как в автомобиле. Зимой делаешь любую температуру. Не шумит, не обдувает. Вооружение хорошее.

- Звездочки рисовали?
Ни в коем случае, это серьезно. Делом надо было заниматься.

— Ну и как после "Киттихаука" как Вам "Кобра" показалась?
Я вам скажу так: не те задачи нам ставили на "Кобрах". Поясню. На малой высоте "Кобра" - слабый самолет. На высоте она хороша, примерно выше пяти тысяч, тогда маневренность выше, а ниже она "дубовая".

— "Кобра" или "Киттихаук", как Вы их сравниваете с немцами? С "Мессером", с "Фокке-Вульфом"? Можно было драться на равных, по Вашему мнению?
Нет, вот первые "Кобры", на которых Покрышкин дрался, были хорошие. Я говорю, у них центровка была передняя, и они воевали.
— Почему, с чего Вы взяли, что у них была передняя центровка?
У "Кобр"? Да как же, описания были. У первых — центровка была передняя, а потом изменили конструкцию, я не знаю каким образом, и стала задняя центровка. Поэтому, говорят, американцы от них отказались, и нам их отдали. Лучшие самолеты они бы не отдали.


Также в воспоминаниях встречал такие цитаты (к сожалению не скопипастил), что кобры приходили либо без, либо с убитыми двигателями. Таким образом, несколько десятков, а может и сотен Р-39, стоявшие на вооружении в наших ВВС, были с двигателями М-105П (постарались механики).

Статья о недостатках Кобры
Не следует думать, что «Кобра» обладала одними только достоинствами. По скорости, скороподъемности, маневренности она на малых и средних высотах уступала отечественным истребителям. Но и не это являлось главным недостатком американской машины. Из-за того, что мотор стоял в центре тяжести самолета, «Кобра» сильно реагировала на изменение центровки. После израсходования пушечных снарядов центровка резко менялась и истребитель часто срывался в штопор. При запаздывании с выведением из штопора всего на полсекунды Р-39 переходил в еще более опасный плоский штопор. Достаточно было небрежности на глубоком вираже или боевом развороте, и пилот, чуть-чуть сильнее обычного нажавший педаль, тут же попадал в серьезную опасность. Штопор на «Кобре» был к тому же неравномерным — возникало биение ручки управления с большими физическими нагрузками.
В отчете НИИ ВВС об испытании самолета P-39Q-10 (летчик К.И.Овчинников) указываюсь: «К штопору приводит и перетягивание ручки или передача ног на фигурах высшего пилотажа. При смещении центровки назад - тенденция штопора усиливается». Самой опасной являлась ситуация, когда боекомплекта на самолете нет, а маслобак заправлен под горловину. Применительно к ней говорилось: «Выполнять высший пилотаж на самолете весьма трудно... Малейшее перетягивание ручки на себя ведет к быстрому падению скорости и переходу в штопор».
Штопор являлся причиной многочисленных аварий и катастроф в боевых частях. За два месяца 1944 года из-за этого только в 1-й гвардейской авиадивизии произошли две катастрофы и четыре аварии. Кое-где поначалу даже возникла паническая боязнь выполнения на Р-39 фигур высшего пилотажа (об этом, например, рассказывает в своих мемуарах И.М.Дзусов). Причем разбивались не только наскоро обученные пилоты военного времени, но и опытные летчики-испытатели. Только в НИИ ВВС произошли три катастрофы: 2 февраля 1943 года на «Аэрокобре» I погиб К.А.Груздев, 3 января 1944 года на P-39N - К.А.Автономов и 27 апреля того же года на P-39Q-10 - К.И.Овчинников.
Положение было настолько серьезным, что осенью 1943 года в Москву прибыла специальная бригада фирмы «Белл» во главе с Л.Роджерсом, отвечавшим в компании за рекламации.
Из попавшего в штопор Р-39 было нелегко и выпрыгнуть. Прыгали в левую дверь, которая в аварийной ситуации сбрасывалась.
При этом часто человек ударялся о стабилизатор. Последствия этого могли быть и смертельными. Таким образом тяжелые травмы получили Герои Советского Союза Н.М.Искрин (в мае 1943 года) и Б.Б.Глинка (в июле 1944 года). Но даже если пилоту повезло и он выходил из штопора, его подстерегала новая опасность: из-за больших перегрузок у Р-39 деформировалось хвостовое оперение, заклинивало рули. В марте 1944 года после серии аварий и катастроф в 11-м истребительном корпусе провели проверку всех «Кобр». На 15 машинах выявили явные признаки деформации. Большая эффективность рулой могла привести и к тому, что высокие значения перегрузок можно было получить при резком маневрировании. Результат - тот же самый, деформация оперения и хвостовой части фюзеляжа. Вот строки из доклада старшего инженера 273-й дивизии (сентябрь 1944 года): «Выявлены <...> скручивание хвостовой части фюзеляжа на участке радиолюка при резких эволюциях в воздухе. Обнаруживалась деформация обшивки в нижней концевой части фюзеляжа... Был случай, когда в воздухе одна из половин стабилизатора загибалась во внутреннюю сторону».
В СССР осуществили целую программу борьбы с основными дефектами «Аэрокобры». После тщательных испытаний выявили действия летчика, провоцирующие вхождение в штопор. В НИИ ВВС провели учебные сборы инструкторов, в части направили опытных пилотов, демонстрировавших безопасные приемы пилотирования американского истребителя. Сняли даже учебный фильм «Штопор самолета «Аэрокобра». Все это существенно уменьшило аварийность на фронте, хотя полностью от потерь избавить, конечно, не могло.
Распоряжением главного инженера ВВС ввели ограничения на центровку самолета, запретили при перебазировании укладывать в хвостовую часть чехлы и инструмент. Высший пилотаж без боезапаса или равного ему по весу балласта категорически запрещался. Для смещения вперед центровки истребителя иногда практиковали снятие бронезащиты с маслобака. Занялись и усилением хвостовой части Р-39. Выяснилось, что запасы прочности «Кобры» ниже, чем принятые в СССР. В конструкторском бюро Центральной научно-эксплуатационной базы (ЦНЭБ) ВВС инженер М.С.Малков разработал методику подкрепления набора в хвостовой части. Опытный самолет переделали и испытали в НИИ ВВС. Вслед за этим доработку «Аэрокобр» развернули непосредственно в полках. Только в ПВО таким образом переделали 326 самолетов. В различных частях по собственной инициативе вносили в планер истребителя другие усиления. Так, в 273-й дивизии ставили накладки на лонжероны стабилизатора.
Отмечались и другие недостатки «Аэрокобры». Хотя трехколесное шасси обеспечивало прекрасный обзор на рулении и взлете, и в принципе позволяло перемещаться по аэродрому с большой скоростью, не опасаясь капотирования, на неровных грунтовых аэродромах носовая стойка вибрировала и нередко ломалась, что вынуждало ограничивать скорость руления.
Моторы Аллисон У-1710 были те же. что и на Р-40. но увязывались с удлиненным валом, шедшим через весь самолет к винту. Соответственно и проблемы оставались те же. Вот что сообщали из 67-го гвардейского полка в августе 1944 года: «Мотор положенные ему по ресурсу 250 ч. по норме не вырабатывает... За два года эксплуатации не было, чтобы мотор в боевых условиях нарабатывал хотя бы 60-70% от положенного». Вот только «стрельба шатунами» здесь оказывалась гораздо опаснее, поскольку они легко могли перебить проходящие рядом тросы рулей.
Конечно, часть ответственности за это лежала на летном и техническом составе наших ВВС. Проверки в частях показывали, что летчики чрезмерно используют форсаж, не следят за состоянием маслосистемы. Да и не всегда пользовались необходимыми марками масел и бензина. У нас «Кобры» обычно заправляли бензином Б-78, который, конечно, был хуже американского. А в блокированном Ленинграде и Б-78 заменяли самодельной смесью «компот». Известен даже случай, когда в американский истребитель залили Б-70 и он благополучно взлетел!
Кое-какие переделки связывались с опытом эксплуатации зимой: утепление магистралей, установка сливных кранов в маслосистсме и контурах охлаждения. Для работы с этими кранами в нижнем капоте радиатора прорезали небольшие лючки. С наступлением холодов частично заменяли смазку узлов и агрегатов на более морозостойкую советскую. Например, главный подшипник удлиненного вала смазывался зимой маслом НК-30. Пробовали эксплуатировать двигатели на более морозостойких советских антифризах, но это вынуждало переделывать систему охлаждения.
Так же как на «Киттихауках», на Р-39 отмечались случаи разрушения трубок бензосистемы от вибраций, что приводило к возникновению пожара в воздухе. Так при перегонке самолетов под Гудермесом погиб Герой Советского Союза Н.Е.Лавицкий. В связи с этим американские дюралевые трубки у нас иногда заменялись отожженными медными.
На Северном флоте и на Балтике пробовали установить на «Кобры» убирающееся лыжное шасси. Но это новшество не прижилось - Р-39 продолжали круглый год летать на колесах.
К недостатком «Аэрокобры» следует отнести и неудобную гашетку пушки. Вот как описывает в своей книге "Познать себя в бою" решение этого вопроса А.И. Покрышкин:
"...Один очень важный вопрос был решен положительно. Требовалось решить и другой. Боекомплект патронов и снарядов был рассчитан с учетом скорострельности каждого типа вооружения самолета на восемь секунд беспрерывной стрельбы. Опытный летчик, хороший стрелок, стреляя с близкой дистанции, одновременно используя все оружие — пулеметы и пушку, мог сбить до трех-четырех вражеских самолетов за один вылет.
Однако первые же бои показали, что мощную пушку (калибра 37 мм) мы использовали плохо. Часто возвращались даже после продолжительного боя с неизрасходованным пушечным боекомплектом. Причина — неудобное расположение кнопки спуска пушки. Она была сверху ручки управления самолетом. Чтобы нажать ее, надо было несколько вывернуть ладонь руки, что сбивало прицеливание. Это неудобство особенно сказывалось при стрельбе на пилотировании с перегрузками. Управление всем оружием необходимо было переделать на один спуск, на гашетку пулеметов. Разговор по этому вопросу состоялся с инженером Жмудем.
— Товарищ инженер, вы что, собираетесь складировать снаряды?
— Как складировать? Я что-то вас не пойму.
— А вы поинтересуйтесь, почему летчики после боя привозят все или почти все снаряды, а пулеметные контейнеры пусты?
— Я до сих пор понять не могу, почему летчики в бою слабо используют пушку.
Я рассказал, что при стрельбе неудобно нажимать кнопку пушки. И попросил:
— Вот к утру переделайте спуск всего оружия на пулеметную гашетку.
— Но по инструкции без разрешения конструктора этого делать нельзя.
— Мой дорогой инженер, мы, летчики, ведем бой, а не конструктор. Переделать немедленно на моем самолете и на самолетах моей эскадрильи. А вообще надо переделать во всем полку. За это вам летчики спасибо скажут.
— Сделаем. Сложного ничего нет."
Для ускорения процесса переучивания летчиков создали учебный самолет со второй кабиной впереди основной, очень похожий на американский ТР-39. Их по чертежам ЦНЭБ ВВС делали в разных частях и соединениях. В.П.Воронов, летавший на такой машине уже после войны в 6-м гвардейском полку, писал: «Свою задачу «гибрид» выполнял, но в передней кабине было очень неуютно: винт вращался сантиметрах в сорока перед глазами. А если, в случае непредвиденного, придется покидать самолет с парашютом, то уж попадешь на винт непременно». За исключением усиления хвостовой части, «Кобры» у нас не подвергались сколько нибудь серьезным существенным конструктивным изменениям. Можно только упомянуть о переделке нескольких десятков Р-39 под моторы М-105П из-за нехватки запасных двигателей «Аллисон». Некоторые мелкие изменения вносились непосредственно в частях. Например. Покрышкину переделали ручку управления, совместив гашетки пушки и пулеметов.
В 1-й перегоночной дивизии на один Р-39 установили советский радиополукомпас РПК-10 и использовали эту машину как лидер при перегонке групп одномоторных самолетов. Радиополукомпасы на некоторых «Кобрах» ставились и в США. Такие машины тоже поступали в нашу страну, но, видимо, в очень небольшом количестве, так как их не хватало даже в частях ПВО.
Производство Р-39 на заводе «Белл» в Ниагара-Фоллз прекратили в 1944 году. Последние пять машин типа P-39Q прошли но АЛСИБу в самом начале 1945 года. Всего, по различным источникам, из США поставили от 4719 до 4746 «Аэрокобр» разных модификаций. Еще 212 самолетов реэкспортировали из Великобритании, до места из них дошли 158. По нашим данным, в СССР приняты 4952 машины. У нас, правда, учитывались и неисправные истребители, присылавшиеся англичанами вместо групкомплектов запчастей. Разбивка по модификациям известна только из отчетов об американской военной помощи. Согласно им, отправлено 108 P-39D, 40 Р-39К, 137 P-39L, 157 Р-39М, 1113 P-39N и 3291 P-39Q.



Воспоминания взяты с сайта http://www.iremember.ru, ссылку на который любезно предоставил Чумичка.
Аватара пользователя
Elman
Повелитель ЯКов
 
Сообщения: 832
Зарегистрирован: 27 ноя 2006, 21:10
Последний визит: 08 окт 2018, 09:40
Откуда: берутся дети?
Благодарил (а): 70 раз.
Поблагодарили: 231 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 35
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #8 chumichka » 01 ноя 2009, 08:37

Про Пе 2! :D
В ходе войны Пе-2 постоянно совершенствовался и улучшался. В первую очередь усилено его вооружение, затем поставлены менее высотные, но более мощные моторы ВК-105ПФ и улучшена аэродинамика. Существенно сократилась трудоемкость его производства.
Двигатель. В конструкторском бюро В.Я.Климова проводились работы по форсированию двигателей М-105 путем увеличения наддува с 910 до 1050 мм рт. ст. Форсированные моторы получили обозначения М-105ПФ (пушечный, предназначенный для истребителей) и М-105РФ (для бомбардировщиков), но если первый из них был немедленно запущен в серию, то второй оказался менее удачливым. Несмотря на то, что летные данные Пе-2 с моторами М-105РФ несколько улучшились (максимальная скорость возросла на 16-21 км/час, время набора высоты 5000 м уменьшилось на 1,5 мин, а длина разбега на 40-50 м), моторы М-105РФ из-за недостаточной надежности так и не стали серийными. Когда же на Пе-2 поставили «истребительные» моторы М-105ПФ, то наряду с некоторым увеличением скорости у земли, она заметно снизилась на высоте. Это объяснялось снижением КПД винта ВИШ-61Б на полном газу из-за излишне большой концевой скорости лопастей при переходе от редукции 0,59 к 0,667. Приходилось эксплуатировать «пешку» при пониженных оборотах моторов.
Следует отметить, что НИИ ВВС возражал против подобной замены моторов. Заместитель начальника института генерал-майор Федоров в письме главному инженеру ВВС Репину утверждал: «Установка М-105ПФ на Пе-2 никаких выгод не дает... Скорость Пе-2 будет на 40-70 км/час меньше, чем у Me-109 во всем диапазоне высот...». И все же решение о замене М-105РА на М-105ПФ состоялось. Со 179-й серии (в начале 1943 г.) на все бомбардировщики стали ставить М-105ПФ, на разведчиках еще некоторое время сохранились М-105РА, причем первоначально на серийных Пе-2 остались винты ВИШ-61Б, оптимизированные для варианта РА. По-видимому, главной причиной замены было все же стремление сократить номенклатуру выпускаемых моторов, и за счет этого увеличить объем производства.
Всего за 1942 г. два завода, № 22 и № 39, выпустили больше самолетов, чем годом раньше четыре завода — 2392 экземпляра. Трудоемкость изготовления одной машины снизили до 13,2 тыс. человеко-часов по сравнению с 25,3 тыс. в 1941 г. Это произошло отчасти за счет упрощения конструкции отдельных узлов, снятия части оборудования (например, с осени 1941 г. РПК-2 ставили только на один самолет из трех, а затем — только на разведчики).
Боевое применение. По состоянию на 19 ноября 1942 г. под Сталинградом действовало 519 Пе-2 — почти половина всех бомбардировщиков. В 8-й воздушной армии их было немного, но к операции было привлечено свыше 200 пикировщиков из резерва ВГК. Удары пикирующих бомбардировщиков наносили большой ущерб врагу. Например, в период организации немцами «воздушного моста» в Сталинград Пе-2 привлекались к уничтожению немецкой транспортной авиации на аэродромах. 30 декабря 1942 г. шесть Пе-2 из вернувшегося в октябре на фронт 150-го бап сожгли в г. Тормосине 12 немецких трехмоторных самолетов Юнкере Ju52/3m. Под Сталинградом на Пе-2 сражались и женщины-летчицы. В декабре 1942 г. свой первый боевой вылет совершили экипажи 587-го женского бап (впоследствии 125-го гв. бап).
Общее улучшение обстановки благоприятно сказалось на потерях «пешек». Противник был морально подавлен, система ПВО его войск и объектов нарушена. В результате части 2-го бомбардировочного авиакорпуса (бак), сражавшиеся в районе Сталинграда, несли в среднем примерно в 4,4 раза меньшие потери, чем раньше. Пе-2 успешно громили немцев и на других фронтах. Например, в мае 1943 г. 12 пикировщиков из 73-го бап ВВС Балтийского флота разрушили Нарвский мост, резко затруднив снабжение немецких войск под Ленинградом. Мост восстанавливали месяц, поскольку новую ферму пришлось везти из Германии.
В 1943 г. пикирующие бомбардировщики Пе-2 стали наиболее массовой машиной в советской фронтовой бомбардировочной авиации. Уцелевшие СБ уже были вытеснены в учебные и транспортные подразделения, а немногочисленные Ар-2 и Як-4 потеряны на фронтах. Серьезным испытанием для экипажей Пе-2 весной 1943 г. стало применение противником новых истребителей Фокке-Вульф FW190A, имевших хорошую бронезащиту и мощное пушечное вооружение. Постоянно увеличивалось на фронте и количество «мессершмиттов» модификации G. И тот, и другой имели значительный перевес в скорости над Пе-2. В конце февраля 1943 г. произошли случаи, когда из числа вылетевших на боевое задание 8 Пе-2 из 15-й воздушной армии и 14 Пе-2 из 1-й воздушной армии домой не вернулся ни один экипаж;. Настоятельно встал вопрос срочного обучения стрелков и штурманов ведению активной групповой обороны против вражеских истребителей.
Несмотря на ряд недостатков, обусловленных быстротой переделки самолета "100" в бомбардировщик, Пе-2 оказался весьма эффективным оружием. Показателен отзыв о самолета Героя Советского Союза летчика Н.Д .Колосникова, воевавшего на Пе-2: "Из всех советских самолетов мне, что называется, по душе Пе-2. Чудо-машина, не просто бомбардировщик, а скоростной, маневренный, устойчивый, легко управляемый... Он был предназначен для "тонкой" работы и прекрасно с нею справлялся". История войны знает немало примеров исключительно высокой эффективности Пе-2.
В целом, Пе-2 до конца войны сохранил высокую боевую эффективность и до самого конца войны оставался наиболее распространенным советским бомбардировщиком. Пе-2 действовали над всей Восточной Европой, сопровождая наступление советских войск. Большую роль сыграли Пе-2 в боевых операциях в Польше, Чехословакии, Венгрии. В январе 1945 г. во время Висло-Одерской операции они использовались не только в своей основной роли фронтовых бомбардировщиков, но и как транспортные самолеты, доставляя горючее вырвавшимся вперед частям 2-й гв. танковой армии. В апреле 1945 г. эти самолеты внесли свой вклад в штурм г. Кенигсберга и военно-морской базы Пиллау, когда ПВО противника уже была малоэффективна, а истребители встречались редко. С Пе-2 сбрасывали бомбы крупных калибров — 250 и 500 кг. Например, при штурме крепости Кюстрин капитан В.П.Мельник из 96-го гв. бап с первого же захода поразил ФАБ-500 крупный склад боеприпасов, вызвав огромный взрыв.
В Берлинской операции участвовали 743 пикировщика Пе-2 и Ту-2. Только один 3-й бак утром 25 апреля послал на Берлин 156 Пе-2. Например, 30 апреля целями «пешек» были здание гестапо и мост через р. Шпрее в Берлине. На город сыпались бомбы с надписями «Для Гитлера», «Для Геринга», «В логово зверя». По-видимому, последний боевой вылет Пе-2 на бомбометание в Европе был совершен 8 мая 1945 г. Советские летчики бомбили порт в г. Лиепае, откуда немцы пытались морем уйти в Швецию. Разведывательные полеты в Чехословакии и Австрии совершались и позже. Участвовали «пешки» и в короткой кампании на Дальнем Востоке. Например, пикировщики 34-го бап во время ударов по портам Расин и Сейсин в Корее потопили три транспорта и два танкера и повредили еще пять транспортов.
В июне 1945 г. последовало решение о прекращении всех работ по боевым вариантам Пе-2 и их серийного производства. Завод № 22 с 492-й серии продолжал выпускать только учебные УПе-2. Их производство продолжалось до декабря 1945 г. За год изготовили 1634 «пешки», в том числе 232 после войны. Всего за 1940-1945 гг. по официальным данным было выпущено 11070 бомбардировщиков, разведчиков и учебных Пе-2, из которых ВВС приняли 10574 самолета, в том числе пять Пе-2И. Из этого количества основную долю — 10058 машин — построил завод № 22, 764 — завод № 39, 104 — завод № 124 и 144 — завод № 125.
Ни один советский бомбардировщик ни до, ни после Пе-2 не выпускался в таких количествах. Для сравнения: ДБ-3 и Ил-4 всех модификаций было изготовлено 6784, Ту-2 — всего 2527, причем большая часть последних была сделана после войны. Однако, несмотря на массовость производства, после окончания боевых действий Пе-2 довольно быстро исчез из самолетного парка наших ВВС. Многие полки были расформированы, а остальные перевооружены на более совершенные Ту-2. К 1948 г. «пешек» в строю практически не осталось.

А так же модификации! :D
«100» — дальний, высотный, скоростной перехватчик и истребитель сопровождения тяжелых бомбардировщиков ТБ-7. Первый полет состоялся 22 декабря 1939 г. На самолете были установлены два двигателя М-105 с турбокомпрессорами ТК-2 и оборудованы две гермокабины (ГК). В передней располагался летчик, а в задней — штурман-бомбардир и стрелок-радист. Отличительной особенностью самолета был сплошной гаргрот от фонаря кабины летчика до фонаря задней кабины. В носовой части фюзеляжа устанавливалась батарея из двух пушек ШВАК и двух пулеметов ШКАС. В кабине стрелка-радиста находилось дистанционное управление хвостовым пулеметом ШКАС. Оригинальным было бомбовое вооружение, предназначенное для поражения наземных и воздушных целей. Для атаки бомбардировщиков, идущих внизу строем, в бомбоотсеке подвешивались две кассеты по 24 снаряда калибра 76,2 мм либо кассеты с 96 бомбами по 2,5 кг. Максимальная скорость — 535 км/ч, скороподъемность — 9,8 м/с, дальность — 2400 км, потолок — 12 500 м.

Пе-2 — трехместный пикирующий дневной фронтовой бомбардировщик без гермокабин и ТК. Устанавливались двигатели М-105Р. Фюзеляж не имел гаргрота, носовая часть была остеклена. Кабина пилота стала двухместной. Вооружение состояло из четырех пулеметов ШКАС: шкворневая установка у штурмана, кинжальная — у стрелка-радиста и два неподвижных пулемета в носовой части. Бомбовое вооружение включало четыре фугасные авиабомбы ФАБ-100 в бомбоотсеке, четыре ФАБ-250 на наружной подвеске под центропланом и по одной ФАБ-100 в мотогондолах за нишами шасси. Первые полеты серийных самолетов, названных Пе-2, состоялись поздней осенью 1940 г. Бомбардировщик неоднократно видоизменялся и имел ряд модификаций в зависимости от назначения.

Пе-2Ш (штурмовик) — опытный экземпляр 1941 г. с батареей из двух пушек ШВАК и одного пулемета УБ под фюзеляжем. Позднее был разработан вариант с убираемой в фюзеляж батареей из двух ШВАК и двух ШКАС, отклоняемых до 40° в вертикальной плоскости.

Пе-2ФТ (фронтовое требование) — вариант Пе-2 с усиленным вооружением. Правый передний и подфюзеляжный пулеметы ШКАС заменили крупнокалиберными УБ. В полевых условиях на самолеты под крыльями могли устанавливаться по четыре снаряда РС-82. Впоследствии были уменьшены площадь носового остекления и длина хвостового обтекателя. В связи с перебоями с металлом часть машин выпуска 1941—1942 гг. укомплектовывались деревянной хвостовой частью. С начала 1942 г. ШКАС в шкворневой установке штурмана заменили крупнокалиберным УБТ. Кроме того, установили более совершенный радиополукомпас с антенной в виде кольца.

Пе-2ФЗ (фронтовое задание). Создан в июне 1942 г. Была изменена кабина штурмана, а его шкворневую установку заменили на башенную экранированную турель, усилена бронеза-щита экипажа. Для повышения обороноспособности был введен переносной пулемет ШКАС и небольшие окошечки для него по бортам кабины стрелка-радиста. ШКАС можно было перебросить с борта на борт примерно за 30 с. Самолет выпускался серийно.

Пе-2РД — трехместный пикирующий бомбардировщике комбинированной силовой установкой. Весной 1943 г. на месте хвостового обтекателя фюзеляжа одного из серийных Пе-2 с М-105РА установили жидкостный реактивный двигатель РД-1 в качестве ускорителя. Баки с окислителем разместили в бомбовом отсеке фюзеляжа, а с керосином — в корневых частях крыла. На испытаниях весной 1944 г. в одном из первых полетов произошел взрыв в системе РД при котором едва не погиб С.П. Королев. После доработки ЖРД на самолете было выполнено более 100 полетов. Опыт применения реактивной установки на самолете Пе-2 был использован при создании истребителей-перехватчиков Ла-7Р, Як-ЗР и Су-7.

Пе-2ВИ (высотный истребитель) — опытный одноместный истребитель с гермокабиной и двигателями М-105ЦЦ с нагнетателями.

Пе-2 (Б) с двумя М-105ПФ — трехместный пикирующий бомбардировщик. Строился серийно с конца 1943 г. Вооружение: три пулемета УБТ, один ШКАС и 600 кг бомб. В 1944 г. был осуществлен ряд мер по улучшению аэродинамических характеристик самолета: на щитки пикирования поставили обтекатели, изменили форму капотов двигателей, балки наружных бомбодержателей разместили внутри центроплана, улучшили герметизацию. На некоторых машинах вместо коллекторов устанавливались индивидуальные реактивные выхлопные патрубки. Несмотря на то, что максимальная взлетная масса машин выпуска 1944 г., по сравнению с самолетами 1943 г., увеличилась примерно на 300 кг, проведенные доработки повысили скорость на разных высотах на 5—30 км/ч.

Пе-2Р — разведчик. В качестве разведчика мог использоваться серийный бомбардировщик, имевший штатный аэрофотоаппарат. В ходе производства Пе-2 на базе машин разных серий оборудовались и специальные разведывательные варианты, имевшие значительно более сложное фотооборудование. Самолеты-разведчики имели общие характерные признаки: под центропланом устанавливались два подвесных топливных бака; тормозные решетки и бомбовое вооружение отсутствовали.

УПе-2 (Пе-2У) — учебно-тренировочный вариант с двумя кабинами летчиков, расположенными одна за другой, и двойным управлением. Был создан в конце 1943 г. для ускорения процесса переучивания летчиков. Турель была снята, а на месте фюзеляжного бензобака, за кабиной летчика, размещена кабина инструктора со своим фонарем. Вооружение включало носовые пулеметы УБ и 600 кг бомб на внутренней или наружной подвеске. Устанавливались двигатели М-105ПФ. Самолет выпускался большой серией.

Пе-2 М-82. Весной 1944 г. была выпущена небольшая серия (135 экземпляров) варианта Пе-2 со звездообразными двигателями воздушного охлаждения М-82ФН (1850 л.с.). Развивал скорость 547 км/ч на высоте 6000 м. Эти самолеты небольшими партиями (по 3—5 машин) обычно передавались в разведывательные части.

Пе-2К — переходная к Пе-2И модификация, которая представляла собой комбинацию винтомоторной группы (М-105ПФ), носовой, хвостовой частей и оперения серийного Пе-2 с новыми мотогондолами, центропланом, консолями и шасси Пе-2И.

Пе-2И — двухместный дневной пикирующий бомбардировщик Испытания проводились весной 1944 г В отличие от серийного Пе-2, были установлены двигатели ВК-107А (1650 л.с.) в удлиненных мотогондолах. Смещение крыла нового профиля в среднее положение и увеличение фюзеляжа (на 1 м в длину и на 300 мм в ширину) позволили разместить в бомбоотсеке 1000-кг бомбу. Были изменены шасси и оборудование машины. Вооружение включало два крупнокалиберных пулемета УБ; один был зафиксирован неподвижно в носовой части, второй располагался в хвостовом обтекателе и управлялся дистанционно из кабины штурмана. Бомбовая нагрузка возросла до 3000 кг. Самолет развивал скорость 656 км/ч на высоте 5650 м.

Пе-2К и Пе-2И были выпущены в 1945 г. небольшими сериями.

ДБ-108 — дневной бомбардировщик с моторами ВК-108. Летом 1944 г., продолжая модернизировать Пе-2И, В.М. Мясищев начал разработку скоростного бомбардировщика в трех вариантах под общим обозначением ДБ-108. Первый вариант, ВМ-16, представлял собой двухместный бомбардировщик для атак с горизонтального полета. В хвостовой части размещалась пушечная установка с дистанционным управлением в кабине штурмана. На высоте 6000 м развивал скорость 700 км/ч. ВМ-17 — трехместный пикирующий бомбардировщик с тормозными решетками под крылом. Схема оборонительного вооружения аналогична Пе-2: экранированная турель с 20-мм пушкой в кабине штурмана, 12,7-мм пулемет БС и 20-мм пушка в верхней и люковой установках в кабине стрелка-радиста. Развивал скорость 670 км/ч на высоте 6000 м. В бомбоотсеках ВМ-16 и ВМ-17 могли подвешиваться 1000-кг и 2000-кг бомбы. ВМ-18 — четырехместный вариант ДБ-108. Фюзеляж удлинен на 1,5 м, в носовой части запроектирована кабина штурмана (по образу Ту-2Д). Максимальная нагрузка — 4000 кг бомб. Расчетная скорость — 660 км/ч на высоте 5800 м. Под крыльями ВМ-16 и ВМ-17 устанавливались стартовые твердотопливные ракетные ускорители. При использовании самолетов в качестве дальних истребителей сопровождения в бомбоотсеках всех трех вариантов подвешивалась унифицированная батарея из 37-мм или 45-мм пушек. Программа летных испытаний не была завершена, поскольку серийное производство ДБ-108 не планировалось в связи с окончанием войны.

Пе-3 — двухместный истребитель-перехватчик, выпускался для ПВО Москвы параллельно с производством Пе-2. Вооружение: два пулемета ШКАС и два БК Тормозные решетки сняты. Увеличен запас топлива. До конца 1941 г. было построено около 200 самолетов.

Пе-Збис — улучшенный двухместный истребитель-перехватчик. Вооружение: один пулемет ШКАС, три УБ и одна пушка ШВАК, восемь снарядов PC под крылом, 300 кг бомб. Устанавливались предкрылки, фотооборудование. Тормозные решетки снимались. Развивал скорость 530 км/ч на высоте 5000 м. Дальность полета составила 2000 км. Достаточно высокая скорость и мощное вооружение позволяли в первый период войны использовать Пе-3 как многоцелевой: он успешно вел бои с самолетами противника всех типов, наносил эффективные удары по наземным и морским целям, сопровождал транспортные самолеты и корабли, вел разведку.

Пе-ЗР — фоторазведчик Для ведения разведки серийные самолеты оснащались двумя фотоаппаратами для перспективной плановой аэрофотосъемки, иногда устанавливалось оборудование для ночной съемки. Как правило, под центропланом, между фюзеляжем и мотогондолами, подвешивались два дополнительных топливных бака. Была попытка установить на Пе-3 двигатели ВК-107А (1650 л.с), с которыми на высоте 5700 м удалось достигнуть скорость 657 км/ч. Всего построено около 360 серийных самолетов Пе-3.

Источники

"История конструкций самолетов в СССР,1938-1950гг." /В.Б. Шавров/
"Самолеты СССР Второй мировой войны" /В.Е. Юденок/
"Пикирующий бомбардировщик Пе-2; /А.Н. Медведь, Д.Б. Хазанов/

Спс за внимание!!!
Вложения
Pe-2-com.jpg
pe-2.jpg
pe2m82-1.gif
pe2dive.jpg
0_f2de_ee7d8186_XL.jpg
Жить стало "легче",жить стало "веселей"!

Аватара пользователя
chumichka
Хитрый лис
 
Автор темы
Сообщения: 422
Зарегистрирован: 28 мар 2009, 08:59
Последний визит: 14 янв 2014, 17:09
Откуда: Глазовъ
Благодарил (а): 93 раз.
Поблагодарили: 65 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 41
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #9 Elman » 09 ноя 2009, 19:15

Почти всю субботу провел в чтениях информации по вводу в боевые части самолетов ВВС РККА. Вам выкладываю краткую суммированную информацию:

Як-9 стал поступать на фронт в конце 1942 г. и принял участие в боях под Сталинградом.
Як-9 М-105ПФ (т.е. именно тот, который мы видим в игре) выпускали два завода: N153 — с октября 1942 г. по февраль 1943 г. (с 1-й по 3-ю серию, последний самолет — N03-51), всего 195 самолетов; и N 166-с января по август 1943 г. (с 1-й по 6-ю серию), всего 264 самолета. Таким образом, в общей сложности построено 459 самолетов Як-9 М-105ПФ.
Впервые в боевых действиях Як-9 принял участие во время советского контрнаступления под Сталинградом во второй половине декабря 1942 года.

Производство ЯК-9Д началось в марте 1943 г. (вместо ЯК-9 т.е. ЯК-9 полностью был снят с производстка) и продолжалось до мая 1944 г. Всего было выпущено 3068.

В период с марта 1943 г. по июнь 1945 г. было построено 2748 самолетов Як-9Т.

Як-7Б М-105ПФ (этот ЯК в игре обзначен как ЯК-7Б 1942, а ЯК-7Б с двигателем М-105ПА мы знаем как ЯК-7Б 1941) серийно выпускался на двух заводах - новосибирском N153 с августа 1942 г. (с 22-й серии) по декабрь 1943 г. (по 50-ю серию) и на московском N82 - с мая 1942 г. (с 1-й серии) по июль 1944 г. (по 28-ю серию). Самолеты завода N82 имели полетную массу на 25...30 кг больше, а максимальную скорость на 15 км/ч меньше, чем самолеты завода N153. (Поздние ЯК-7Б мы в игре не видим, т.к. они уже имели каплевидную форму фонаря)
Всего выпущено 5120 самолетов Як-7Б М-105ПФ. Впервые они приняли участие в боевых действиях в августе 1942 г. под Сталинградом.

Серийное производство Як-1Б началось с сентября 1942 г. в соответствии с постановлением ГКО от 11 августа 1942 г. В сентябре было выпущено 10 самолетов, а с октября выпускались только самолеты Як-1Б (видимо вместо Як-1). Всего их было построено 4188. С 10 декабря 1942 г. по 28 января 1943 г. самолеты Як-1Б проходили войсковые испытания на боевое применение (т.е. уже воевали) в 32 гв. иап 210 иад 3 ВА (Калининский фронт) и в 176 иап 283 иад 16 ВА (Сталинградский фронт).
За время войсковых испытаний на 58 самолетах было совершено 669 боевых вылетов с налетом 6174, проведено 38 воздушных боев, в результате которых сбито 25 самолетов противника, в том числе: Me-109F - 5, Ju-87 - 8, He-111 - 3, Hs-126 - 2, FW-190 - 6, Ju-88 - 1. Свои потери: 6 Як-1Б.

По Ла-5 все немного мутнее:
13 августа 1942 г. в 49-й Краснознаменный ИАП прибыли первые Ла-5 М-82А — полку поставили задачу провести войсковые испытания (ВИ) нового истребителя.
...Однако Ла-5 поступал в войска во все больших количествах, и уже летом 1942 г. в Верхней Ахтубе (низовья Волги) была сформирована 287-я ИАД — первое соединение, полностью вооруженное Ла-5.
...Советское командование регулярно направляло на критический участок фронта пополнения (Сталинград). Так, во второй половине августа под Сталинград прибыл 240-й ИАП, только что получивший Ла-5.

(Просто интересный факт) Скорее всего после первых проб мотора на истребителе ЛаГГ-3 М-82 Лавочкин записал в блокнот:
"Мотор зажат капотом, необходимого обдува головок цилиндров нет... Снять две пушки, на оставшиеся две - перевести весь боекомплект".
Как видим, будущий Ла-5 был задуман с очень мощным вооружением - четырьмя пушками, а в воздух поднялся с двумя орудиями.

Утром 22 апреля (по другим данным - 21 апреля) начались совместные государственные испытания ЛаГГ-3 М-82. Приказом НКАП от 8 сентября 1942 года истребителю ЛаГГ-3 М-82 присвоили обозначение Ла-5.

Несмотря на то что осенью 1942 года самолеты Ла-5 во все возрастающих количествах шли на фронт, их летные характеристики оставляли желать лучшего.

(Просто интересный факт) Ла-5 был, безусловно, значительным достижением отечественной авиапромышленности, но он появился с опозданием. К тому времени у противника имелся истребитель Me-109G-2, сначала "пятиточечный", а затем облегченный "трехточечный" - с пушкой и двумя пулеметами. Возросшая мощность мотора "мессершмитта" сделала свое дело, значительно улучшилась не только горизонтальная, но и вертикальная скорость.

(Из воспоминаний заместителя С.Лавочкина... фамилию не записал)О том, сколько Ла-5 и Як-7 в тот период находилось на фронте, мне неизвестно, знаю лишь, что до конца 1942 года выпустили 2431 Як-7 и 1131 Ла-5.


Информация для размышления, глубоко по Мессерам не вчитывался, но был бы признателен тому, кто выложит подобную краткую информацию по принятию на вооружение.
Параллельно с Bf 109G-1 выпускался Bf 109G-2, который отличался снятием гермокабины. Последний был первой моделью, поступившей в боевые части. Практически сразу вслед за ними в производство пошли Bf 109G-3 и G-4, отличавшиеся только установкой радиостанции FuG 16z вместо FuG 7a. В апреле 1942 г штаб и I/JG 2 были перевооружены с Fw 190 на Bf 109G-2, и почти одновременно III/JG 26 во 2-м истребительном командовании перевооружили с Bf 109F на Bf 109G-3.
В следующем месяце Bf 109G впервые столкнулись в бою с английскими истребителями.


PS: К сожалению очень часто в источниках не пишут о модификациях, а просто говорят - "тырым-пырым Як-7 выпустили ХХХ штук..", а какой Як-7... одному богу известно. Буду копать глубже.

Аватара пользователя
Elman
Повелитель ЯКов
 
Сообщения: 832
Зарегистрирован: 27 ноя 2006, 21:10
Последний визит: 08 окт 2018, 09:40
Откуда: берутся дети?
Благодарил (а): 70 раз.
Поблагодарили: 231 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 35
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #10 Silver » 09 ноя 2009, 21:52

И также интересно по BF-109G2 в 1942 году. Неважно когда поступили на фронт первые самолеты, а важно скока их сделали то, особенно на восточный фронт.

Silver
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1606
Зарегистрирован: 22 ноя 2005, 19:20
Последний визит: 24 сен 2021, 17:25
Благодарил (а): 17 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 39
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #11 AnpeJIb » 10 ноя 2009, 10:01

Silver пишет:И также интересно по BF-109G2 в 1942 году. Неважно когда поступили на фронт первые самолеты, а важно скока их сделали то, особенно на восточный фронт.


Выпуск истребителей распределили между тремя фирмами (WNF, Erla и Messerchmitt). С мая по декабрь 1942 года было выпущено 1586 «Густавов-2». Первой, уже в мае, к выпуску приступила фирма WNF.
Самолеты G-2 отличались от G-1 только тем, что оборудовались обычной кабиной. Производственные планы постоянно пересматривались в пользу более простого Bf 109G-2. Его выпуск быстро нарастал. Если G-1 поступал в части, действующие на западе, то G-2 использовался на Восточном фронте. Первыми G-2 получили в I.JG 54 и III.JG 52. В начале июля на Bf109G-2 пересели летчики II.JG 54, а в начале августа 1942 года новые самолеты получил I/JG 51. Любопытен тот факт, что одними из первых новые истребители получили хорваты из 15-й эскадрильи JG 52.
После подготовки личного состава, в первую очередь техников (это было необходимо из-за довольно высокой аварийности нового двигателя DB 605A), I/JG 1 приступила к боевой эксплуатации «Густавов». Первые вылеты состоялись в конце июня - начале июля 1942 года. I и II/JG 2 освоили новые машины к началу июля 1942 года.
Источник: "Война в воздухе "/№ 60, 61/

Герой Советского Союза маршал авиации Зимин вспоминал: "В начале лета 1942 года на нашем участке фронта стали появляться особо подготовленные группы асов, летавшие на истребителях Ме-109Ф с форсированным двигателем. В бой фашисты вступали парой или звеном, но, грамотно используя радиосвязь, быстро наращивали свои силы, атаковали с разных направлений, настойчиво и активно".
17 июня все двенадцать Bf-109G-2 из 5/JG 54звеньями, по четыре самолёта в каждом, вылетели с аэродрома Рельбицы для "расчистки воздуха" перед атакой Ju-87. Радиоуправление группой осуществлял штаффелькапитан Иоахим "Гном" Вандель.
В этот день семь истребителей "харрикейн" 485 ИАП патрулировали в районе деревни Рамушево, прикрывая наземные войска. Вскоре советские лётчики обнаружили большую группу "юнкерсов", прикрываемую четвёркой "мессершмиттов" и атаковали её. В завязавшемся бою пять Ju-87 было уничтожено, однако группе майора Зимина пришлось отбиваться от шестнадцати немецких истребителей, входивших в состав двух самых результативных Эскадр Люфтваффе. Тем не менее, они нанесли тяжёлое поражение своим противникам: в Рельбицы не вернулись лёйтнант Макс Хессе (9 побед), лёйтнант Людвиг Бауэр (40 побед) и обер-фельдфебель Вильгельм Хюбнер (?). Все они погибли. Кроме того, одного истребителя лишилась JG 51 "Мёльдерс". Был сбит и "харрикейн". Лейтенант Безверхний, совершив вынужденную посадку на болото, погиб.
Источник: журнал "Авиация и космонавтика"№ 01 1999г. /Валерий Дымич/
Изображениехухь...
Изображение

Аватара пользователя
AnpeJIb
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1257
Зарегистрирован: 19 дек 2007, 07:50
Последний визит: 30 дек 2015, 22:40
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 210 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 37
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #12 Silver » 10 ноя 2009, 15:17

То есть в 42 году их было мало, основными были F2, F4 и серия E

Silver
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1606
Зарегистрирован: 22 ноя 2005, 19:20
Последний визит: 24 сен 2021, 17:25
Благодарил (а): 17 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 39
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #13 AnpeJIb » 10 ноя 2009, 20:44

Silver пишет:То есть в 42 году их было мало, основными были F2, F4 и серия E

Сильвер, ты прикалываешься, али читать разучился?! :)

1) За 42ой год было выпушено 1586 единиц Bf190-G2!!!
При этом:
Общий выпуск Bf 109 за 42ой год составил 2664 истребителя (т.е. почти 60% из них - G2-ые!). Это было на 36 машин больше, чем в предыдущем году.
Источник: http://www.airwar.ru/enc/fww2/bf109g.html

Так же на забываем, что воевать G2-ые стали с начала лета 42ого...

ЗЫ: и если ты не понял, маршал авиации Зимин говорил о Bf190-G2 :)

ЗЫ2: извиняюсь что так "разжевал", просто твое "То есть в 42 году их было мало, основными были F2, F4 и серия E" мня так сильно смутило...
Изображениехухь...
Изображение

Аватара пользователя
AnpeJIb
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1257
Зарегистрирован: 19 дек 2007, 07:50
Последний визит: 30 дек 2015, 22:40
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 210 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 37
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #14 Silver » 10 ноя 2009, 21:47

Да причем тут выпуск то? Я про процентное отношение всех истребителей на фронте, про карты наши.

Silver
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1606
Зарегистрирован: 22 ноя 2005, 19:20
Последний визит: 24 сен 2021, 17:25
Благодарил (а): 17 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 39
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #15 Elman » 02 мар 2010, 20:56

Этот пост не о самолетах, а о том, чем их уничтожают:
Изображение

За это сообщение автора Elman поблагодарил:
zippoo
Аватара пользователя
Elman
Повелитель ЯКов
 
Сообщения: 832
Зарегистрирован: 27 ноя 2006, 21:10
Последний визит: 08 окт 2018, 09:40
Откуда: берутся дети?
Благодарил (а): 70 раз.
Поблагодарили: 231 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 35
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #16 seed » 02 мар 2010, 22:36


Предпочитаю большой калибр :af:


Основные авиационные боеприпасы для автоматического оружия: патроны для пулеметов и пушек - 7,62-мм ШКАС, 12,7-мм УБ, 20-мм ШВАК, 23-мм ВЯ, 37-мм НС-37, 45-мм НС-45
who you gonna call?

Аватара пользователя
seed
Нашедший свет
 
Сообщения: 179
Зарегистрирован: 21 апр 2008, 13:18
Последний визит: 06 окт 2013, 00:53
Откуда: с чердака
Благодарил (а): 33 раз.
Поблагодарили: 21 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 32
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #17 Silver » 02 мар 2010, 23:53

Тут на сайт наткнулся - iremember.ru. Вещь пишут, в основном интервью с ветеранами. Даже на Як-7 были 37мм пушки (Як-7тд). А немцы у нас в полетах все очкуют и яков у нас не видать (у красных), хотя был самый масовый самолет у русских (не понимаю, почему их ограничили, но не сильно ограничили G2 у немцев и F4).

Silver
Ветренный демиург
 
Сообщения: 1606
Зарегистрирован: 22 ноя 2005, 19:20
Последний визит: 24 сен 2021, 17:25
Благодарил (а): 17 раз.
Поблагодарили: 44 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 39
    Неизвестно Неизвестно

Re: Самолёты Второй Мировой и их боевое применение

Сообщение #18 Elman » 28 мар 2010, 00:05

Немного по МиГам:
МиГ-3
Всего было построено 3422 машины (включая небольшую серию МиГ-1). На фронтах МиГ-3 применялся в 1941-1943 годах на Брянщине, на Кубани, в Молдавии и в Крыму.
ПМСМ это число включает в себя все модификации, т.к. я уже много раз сталкивался с подобного рода данными. Чуть позже постараюсь пролить на этот факт свет.

МиГ-3уд
("уд" - удлиненный) - был самой массовой серийной модификацией МиГ-3. Самолёт этой модификации отличался несколько удлинёнными размерами фюзеляжа, благодаря чему удалось достичь высокой статической продольной устойчивости. Было повышено качество обработки поверхностей, стыков и швов самолёта. Вносился ещё ряд небольших изменений, повышающих аэродинамические характеристики машины. В итоге внесенных изменений, серийный самолёт МиГ-3 стал соответствовать эталонному опытному образцу, а по некоторым параметрам даже превзошел его.
т.е. хоть IIIопой жуй.

МиГ-3 с 2x20-мм пушками
52 Миг-3 были выпущены с двумя пушками ШВАК вместо стандартного вооружения: одного 12,7-мм БС и двух 7,62-мм ШКАС. Этот самолет был немного тяжелее, чем модель со стандартным вооружением, так что безопасное время разворота было больше на 1 секунду. Но в общем эта модель имела те же боевые и летные характеристики, что и версия с обычным вооружением.
т.е. очень малое число, буквально 1-2 полка было перевооружено этим типом МИГов.

МиГ-3 с двигателем АМ-38
Первая попытка установки двигателя, аналогичного маловысотному АМ-38, стоящему на Ил-2, была сделана летом 1941 г. в конструкторском бюро МиГ. Такой низковысотный (ниже 4000 м) истребитель был запрошен ВВС для сопровождения штурмовиков (Ил-2 и Су-2). С более мощным двигателем АМ-38 серийный МиГ-3 достиг скорости 592 км/ч на высоте 3400 м. Но установка двигателя такой мощности без изменения системы охлаждения давала возможность такой скорости на очень малое время, особенно летом. С прекращением производства двигателей АМ-35А возникла серьезная проблема с отсутствием двигателей для ремонтируемых самолетов, в различных полках, зимой 1941-42 гг. В войсках было много попыток установить АМ-38. Такая установка была нетрудной из-за веса и размера, схожих с АМ-35. Возможно, от 5 до 20 единиц МиГ-3 были оснащены в войсках такими двигателями силами аэродромных команд.
т.е. по сути, это полевая модификация, которую не стоит воспринимать как серьезно-массовую.

PS: ну и раз такая пьянка, то не забудем упомянуть про МиГ-3У.
МиГ-3У
("У" - улучшенный) представлял собой дальнейшее развитие МиГ-3 с тем же двигателем АМ-35А, но с двумя синхронными пушками ШВАК; с новым деревянным фюзеляжем, за исключением моторамы; улучшенной термодинамикой водорадиаторов, а также всасывающими патрубками маслорадиатора, перенесённых с фюзеляжа в корни крыла; облегчённым шасси и другими усовершенствованиями. За счёт улучшения аэродинамических форм и снижения массы самолёта на МиГ-ЗУ удалось получить более высокие характеристики, чем на серийном МиГ-3.

Вопрос о возобновлении серийного производства МиГ был поднят в 1943 году, однако для этого времени его сочли нецелесообразным при возрастающем серийном выпуске истребителей Як и Ла. Все шесть самолётов, построенные силами опытного завода, были отправлены на Калининский фронт, где действовали практически без потерь в течении долгого времени.
Именно по этому этой модификации МиГов нету на наших картах.

PS2.0: Благодарю за внимание, буду рад любой дополняющей информации.

Аватара пользователя
Elman
Повелитель ЯКов
 
Сообщения: 832
Зарегистрирован: 27 ноя 2006, 21:10
Последний визит: 08 окт 2018, 09:40
Откуда: берутся дети?
Благодарил (а): 70 раз.
Поблагодарили: 231 раз.
Пол: Муж.
Возраст: 35
    Неизвестно Неизвестно



Список форумов Игры Ил-2

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron